02 Май 2019, 11:00

Честный продакшн: как Студия Bobina сотрудничает с крупным бизнесом и госструктурами

Леонид Шпаковский, совладелец и директор по развитию, и Константин Штыфурак, совладелец и главный режиссер Студии Bobina, о тонкостях открытия видеопродакшна и особенностях работы с госструктурами

Леонид Шпаковский, совладелец и директор по развитию Студии Bobina, и Константин Штыфурак, совладелец и главный режиссер Студии Bobina, в интервью рассказывают о тонкостях открытия видеопродакшн-студии, USP перед конкурентами и особенностях работы с госструктурами. 

Ранее мы общались с генеральным продюсером MOON Studio Дмитрием Андреевым о трансформации из видеопродакшна в креативную компанию, стратегии продвижения и трендах в создании видео.

Marketing Media Review
Печатное издание MMR — лучший офлайн-канал украинского маркетолога. Обновленный сайт MMR.ua — быстрорастущий проект с исключительной аудиторией профессионалов

Расскажите о Студии Bobina: чем занимаетесь, кто ваш клиент?

Леонид: Мы как продакшн стартовали пять
лет назад, однако изначально у нас с Константином была совершенно другая идея.
Мы хотели снимать вирусные ролики, поскольку этот сегмент был тогда не занят в
Украине. Но нам немного не повезло: в 2014 году мы столкнулись с тем, что рынок
не был готов к такому инновационному продукту. На фоне сворачивания бюджетов
бренды активно работали с традиционными инструментами и очень осторожно относились к чему-то новому. Поэтому мы поняли, что нужно смещать вектор на продакшн
традиционных роликов
. Имея опыт работы с бизнес-сегментом (нефтегазовыми и
энергетическими компаниями, сетями АЗС), у нас появилась сеть контактов и
возникло понимание, кто мы такие и что мы можем. Со многими компаниями, с
которыми тогда начали сотрудничать, мы работаем до сих пор: это и
консалтинговая группа А-95, и Укргаздобыча, и ДТЭК. Мы в основном производим
ролики, связанные с бизнесом, которые демонстрируются на мероприятиях, форумах,
закрытых корпоративных показах.

Константин: Да, изначально была идея делать
вирус. Но мы исходили из того, что хочет клиент. Мы только стартовали, и
менеджеры компаний опасались запускать что-то новое, не зная, как оно
выстрелит. Сейчас, имея за плечами багаж клиентов и кейсов, мы можем предложить
нашим клиентам более творческие и интересные решения. 

Леонид: Наши клиенты — это преимущественно компании энергетического сектора. Также мы активно работаем с агентствами — они понятны нашим клиентам. Мы знакомимся с агентствами, предлагаем разобраться, чем можем быть полезны друг другу. 90% наших клиентов — крупные компании. Так у нас сложилось. Во многом сработало сарафанное радио.

У вас не было опыта видеосъемок до этого? 

Константин: У Леонида не было опыта съемок, у меня был. Я работал в продакшене в Виннице с 19-ти лет. Понятно, что там были клиенты совсем другого уровня: в основном компании, представленные на профильных выставках в Киеве. На телевидении я был больше менеджером, иногда запускал проекты как редактор или режиссер. А в Киеве работал режиссером интернет-медиаканала. Поэтому было интересно создать что-то свое с нуля.

На сайте нет информации о команде.

Леонид: Мы обновили сайт, и теперь у нас
нет описания команды, как это было в предыдущей версии. Мы поняли, что клиенты
этим не интересуются, им в первую очередь нужен продукт.

Говоря о команде, специалистов, постоянно задействованных в
производстве, 14-16 человек. Они создают основной продукт. Есть группа, которая
занимается продакшеном, дизайнеры, операторы, линейные продюсеры, режиссеры
монтажа. Лично я отвечаю за стратегию развития продакшена, наше видение, за
донесение нашим клиентам информации о том, кто мы и что можем дать. Я отвечаю
за управление проектами. Под моим началом маркетинговый блок и проектный
менеджмент. Мы построили работу таким образом, что всегда виден четкий
результат.

Константин: У нас есть три режиссера, включая
меня, три режиссера монтажа, порядка четырех видеодизайнеров, а также двух
графических, четыре оператора и дикторы. Мы не работаем с девяти до шести, а
занимаемся проектами. Зарплата, соответственно, тоже исчисляется проектами. Эта
модель позволяет нам мотивировать людей: они понимают, что, если сделают свою
работу быстро и качественно, получат сразу следующий проект и дополнительные
деньги. 

Леонид: Если посмотреть на загрузку, для
нашей команды считается нормальным порядка четырех-шести проектов в месяц самых
разных направлений. У нас 100%-ная загрузка на два-три месяца вперед.

90% наших клиентов — крупные компании.

Леонид Шпаковский
Совладелец и директор по развитию Студии Bobina

В нише видеопродакшна вы конкурируете с достаточно сильными игроками, которые получают награды на топовых международных фестивалях. В чем ваше USP перед ними?

Константин: Как и на любом рынке, мы предлагаем такие же услуги клиентам, как и наши конкуренты. Наше преимущество в том, что мы не участвуем в конкурсах, не тратим на это свои ресурсы и время. Поэтому нам удается быть гибкими в формировании бюджетов, предлагая самые разные варианты оптимизации стоимости проектов. Мы вкладываем деньги не в PR, а в то, что позволит нам выйти на международный рынок, начать сотрудничество со стоками.

Леонид: Наше конкурентное преимущество в
том, что мы относимся к нашим клиентам как к друзьям. Они понимают, что мы им
всегда поможем. Мы не даем эфемерных обещаний. Я считаю, что честность — это
лучшая политика.
 

Есть ли у вас маркетинг/PR-отдел? Как вы заявляете о себе?

Леонид: Сейчас у нас нет этого
направления, преимущественно я занимаюсь этими вопросами. Мы планируем
определенные шаги по продвижению с сентября этого года. Сделаем упор на то, что
занимаемся очень плотно нашим клиентом, работаем круглосуточно и в праздники,
обладаем достаточным опытом и действительно хотим понять бизнес клиента. Если
ты делаешь хороший продукт и вкладываешь в него свою душу, клиент всегда
найдется.

Расскажите о двух лучших кейсах.

Константин: Это ролик для интернет-платформы Альфа-Банка. Он получился смешным и интересным. Мы долго не могли подобрать актера, но в итоге получилось 100%-ное попадание.

Второй ролик — социальная реклама, серия (1 и 2) роликов о переселенцах. Мы участвовали в тендере от Министерства по вопросам временно оккупированных территорий. Процесс выбора победителя был очень долгим. К съемкам видеоролика я подключил человека, с которым давно хотел сотрудничать — Сергея Касторных, сценариста #SELFIEPARTY. Мы с ним вместе придумали десять вариантов сценария. В итоге два из них одобрил клиент, и мы сняли два ролика.

Леонид: Я дам более уклончивый и непопулярный ответ. У меня нет любимых кейсов по одной простой причине: поскольку делаем их мы, я всегда ищу в них недостатки и всегда нахожу. Но, говоря о важных для меня кейсах, я считаю, что это был наш самый первый ролик, посвященный поддержке украинской армии. Ключевым для меня является то, что мы все вместе сделали наш первый проект, научились преодолевать трудности. А вообще, для меня лучшие проекты — те, с которыми не возникает никаких проблем. Когда все началось и закончилось вовремя.  

Наше преимущество в том, что мы не участвуем в конкурсах, не тратим на это свои ресурсы и время.

Константин Штыфурак
Совладелец и главный режиссер Студии Bobina

Ваша продуктовая линейка — видеопродакшн, звукозапись, обработка аудио, фотосъемка, услуги по продвижению в соцсетях и на ТВ. Не планируете трансформироваться в будущем в полноценное маркетинговое агентство?

Константин: Мы исходим из пожеланий клиента, у
которых есть запросы на эти услуги. Нам нет смысла сейчас нанимать штат,
который будет загружен работой всего пять дней в месяц.

Леонид: Я считаю, что мы во многом себя еще не проявили как продакшн. У нас есть желание сотрудничать со стоками, войти в нишу производства видеоклипов, и первый такой проект уже снят. Хотим заняться построением YouTube-канала и связанных медиаплощадок, посвященных автомобильной тематике, выйти на международный рынок, начав сотрудничество с глобальными агентствами и брендами напрямую. 

Вы активно снимаете для госструктур. Какие отличия в подходах к работе над проектами для бизнеса и госструктур можете отметить?

Константин: Как бы ни говорили, что у нас все плохо, нас никогда не просят об откатах. Система ProZorro отсекает все эти вещи. Но случается, что выигрывают самые дешевые предложения, и это не всегда хорошо. К примеру, одному нашему клиенту нужно было сделать 300 тыс. календарей. Они огласили тендер, где появился никому не известный ФЛП, который предложил цену ниже рыночной. Они обязаны были выбрать его, иначе у Службы безопасности возникли бы вопросы. В итоге ФЛП сделал заказ на некачественной бумаге и с большими задержками. Получается, что клиент стал заложником этой ситуации. Хотя сама система тендеров правильная, она ведет к честной конкуренции. 

С госструктурами зачастую очень долгий процесс согласования — в два раза дольше, чем с бизнесом. Нет человека, который может сам принять решение. Есть доноры, министерства, ведомства, и у каждой структуры свое мнение,  требования и задачи.

Стало больше тендеров, и ты понимаешь, что делаешь важное для страны дело, ведь темы роликов для госструктур охватывают вещи, важные для всех граждан.

Леонид: Все клиенты в той или иной степени
достаточно сложные ребята. И это нормально, поскольку они должны получить
продукт, который на 100% соответствует их ожиданиям. Да, действительно,
ключевым моментом работы с госструктурами является длительное согласование
проекта. Это всегда махина, и чуть ли не глава правления должен утвердить самый
маленький проект. Бывают ситуации, что без разрешения Службы безопасности
специалист не может даже логотип прислать. 

Чему вас научила работа с госструктурами?

Леонид: Терпению. Просто терпению.

Константин: Научила искать позитив в море
негатива. Как ни крути, темы, на которые мы снимаем ролики для госструктур,
всегда интересны.

Есть ли у вас компании-бенчмарки? Какими работами вы вдохновляетесь?

Константин: Говоря о креативе, сложно выделить
какую-то одну компанию. Часто ролики — это копипаст того, что уже было давно
сделано за границей.
Я стараюсь смотреть то, что снимается на Западе в плане
режиссерских, визуальных решений, того, как строится динамика, на что делается
акцент. Сложно выделить одну компанию, скорее есть работы, которые мне
нравятся.

Леонид: Я тоже не акцентирую свое внимание на конкретных компаниях. Мне интересно смотреть подборки роликов, получать ссылки от ребят, которые поехали на фестиваль и могут поделиться интересными работами. Помимо роликов, мне интересно смотреть, как в кинематографе режиссеры строят диалоги, какой почерк у того же Нолана, какие есть приемы съемок. Чем лучше я понимаю основы, тем легче мне объяснить это клиентам. Я не хочу выбирать одного любимчика, мне кажется это бессмысленным. Когда готовишься к крупному проекту, где нужно подготовить несколько креативных концепций, берешь тематику, смотришь, что выпускал твой клиент, а потом открываешь рейтинг Fortune 500 и смотришь, что выпускают конкуренты. Для того чтобы подготовить несколько креативных концепций, нужно просмотреть порядка 600 роликов. 

Константин: Важный момент: компромисс между твоим желанием и креативом. Каждый продукт стоит на трех китах — креативе, команде, с которой ты его реализовываешь, и рамках, в которые тебя ставит клиент. В этом треугольнике и крутится творческий момент в плане продакшена. 

Леонид: Если брать тот же корпоративный сегмент на Западе, они делают очень большой упор на личность, человеческие и общественные ценности, экологичность. А у нас до сих пор иногда считают, что нужно как можно больше рассказать о бренде, как можно больше раз показать логотип. Работая с клиентом, важно понимать его компанию, уметь объяснить, что именно ты делаешь, и учитывать, что эти люди привыкли делать внутри своей компании. 

У нас до сих пор иногда считают, что нужно как можно больше рассказать о бренде, как можно больше раз показать логотип.

Леонид Шпаковский
Совладелец и директор по развитию Студии Bobina
Расскажите друзьям про новость

Новое видео

Добро пожаловать на новый mmr.ua. Прямо сейчас мы обновляем сайт свежими материалами. Сайт работает в тестовом режиме.
Hello. Add your message here.