29 Апр 2009, 15:01

Живущий в новой реальности

На вопросы читателей сайта www.mmr.ua о будущем рекламного рынка, взаимоотношениях с партнерами по бизнесу, увлечениях вне работы и недоброжелателях отвечает один из самых молодых СЕО Украины Андрей Федоров, директор группы компаний United Communications

Живущий в новой реальности

На вопросы читателей сайта mmr.ua о будущем рекламного рынка, взаимоотношениях с партнерами по бизнесу, увлечениях вне работы и недоброжелателях отвечает один из самых молодых СЕО Украины Андрей Федоров, директор группы компаний United Communications. Полную версию онлайн-конференции с Андреем Федоровым читайте на mmr.ua Как вы выстраиваете взаимоотношения со своим бизнес-партнером Юрием Когутюком? Это правда, что вся ваша семья на него работает? С Юрой мы работаем вместе больше десяти лет. Знакомы больше тринадцати. За это время наши отношения эволюционировали. Прошли путь от «журналист — собеседник», «начальник — младший сотрудник» до партнерских и близких дружеских. Могу сказать по собственному (не всегда приятному) опыту, что хороший партнер, а тем более друг — то, что нужно ценить и беречь, так как это встречается редко. Это не происходит автоматически. Но достигать этого на удивление просто. Кроме многих профессиональных качеств, в Юре я бесконечно уважаю то, что за эти годы не было ни одного случая, чтобы он не выдержал наших договоренностей и повел себя неадекватно под влиянием эмоций или мелкого шкурного интереса. Отношения всегда были построены на полном взаимном доверии, и это работает. Кроме того, у меня были, есть и будут бизнесы вне группы. Это проекты в других областях, которые я реализую с другими партнерами. Они не являются основным бизнесом, но этих людей я тоже очень ценю. По поводу семьи. Моя жена — директор галереи «Коллекция». Но и для Юры, и для Дарины это вопрос самореализации, интереса, и точно не способ разбогатеть или заработать на жизнь. Моя дочь в четыре с половиной года пока безработная. Садик, в который она ходит, не является собственностью Юрия Когутяка.В условиях кризиса все говорят о «подарках» клиентам. В связи с этим следующие вопросы: как вознаграждаются усилия компаний по удержанию клиентов? Удержание важно. Сегодня компании расплачиваются за все ошибки и недоделки прошлого. Невнимание к существующим клиентам — одна и, возможно, главная из них. Тем, у кого есть ядро, намного проще. Но это не единственное средство. Сейчас мы стараемся не только продолжать старые отношения. Мы активно ищем новые. Главной ошибкой в новой реальности (кризис не то слово) является попытка продавать то же самое тем же потребителям тем же способом, возможно, по чуть более низким ценам. Это тупик. Чем гибче и быстрее вы будете, тем успешнее станете. Удержание — не панацея. Кто выживет в кризис? Ваш прогноз?Люди, у которых есть деньги или мозги. Или и то, и другое. Если серьезно, то я написал об этом целую статью, которая будет опубликована в Innovations Journal, выпускаемом kmbs. Необходимы открытость мышления, жесткость и скорость в действиях. Самый простой рецепт. Кстати, о «САХАРЕ». Говорят, что креативные бутики и бюро сегодня неактуальны…Могу согласиться. Несколько лет «САХАР» был компанией, которая на 80% концентрировалась на дорогих и очень качественных креативных проектах. В первую очередь для прямой рекламы. В первую очередь для ТВ. Мы снимали массу прекрасных роликов. Но уже два года назад мы стали делать комплексные проекты, когда креативность и инновации охватывали другие элементы маркетинг-микса и бизнеса. Как пример — проект инновации для бренда PRIME, запуск нового мобильного оператора Yo-Yo в Молдове, проект «Законы дороги» для ТНК-ВР в России и Украине. Это уже не креативный бутик. Слияние «САХАРА» с агентством MR.WOLF — окончательный переход к новому формату, который напрашивался и раньше, но стал суперактуальным в новых условиях. Во-первых, это акцент на длинных, «глубоких» стратегических отношениях с клиентом, а не на разовом рекламном проекте. Во-вторых, стремление привнести инновации не только в рекламу, но и в бизнес. И деньги мы будем зарабатывать не на высоких гонорарах за отдельный проект. Это в прошлом. Наши клиенты сегодня (часть с нами уже давно, часть — абсолютно новые компании) хотят быть успешными в новых условиях и пока не совсем понимают «как». Мы вместе ищем новые подходы. Мне это очень напоминает работы формата 2001-2003 годов, когда мы начинали работать с «Фоззи». Или в 2004-м с «Гринвичем». Снова на арене собственники. Снова люди хотят рисковать. Снова азарт. Снова акцент на результатах. Это круто. Нам такое нравится.Андрей, насколько я понимаю, вам так и не удалось достичь отлаженной и взаимосвязанной работы всех агентств группы United. Готовы ли вы признать, что такая модель бизнеса не работает в Украине? Грубо — есть две модели бизнеса группы. Один авторитарный, второй демократический. Первый предполагает жесткий контроль, прямое управление из центра. Компании НЕЗАВИСИМЫЕ. Мы можем советовать, помогать, поддерживать, но не хотим сильно вмешиваться в операционную деятельность. С появлением United мы сделали шаг в сторону, попробовали ввести какие-то централизованные вещи, но убедились, что это не наш формат. Мы не запрещали компаниям развиваться органично. И если бы рост рынка и группы продолжался, то было бы еще больше пересечений. Это не проблема, если компания успешна, уникальна и самодостаточна. Сейчас время изменилось, и наши действия вынужденно корректируются. Мы никогда не гнались за количеством компаний. И это для нас не принципиально. Мы не хватаемся руками за прошлое — ищем новый оптимальный для всех формат и максимально быстро его воплощаем.А сколько заплатил Touch Poll за выход из вашей группы агентств?Достаточно. Это справедливая цена. В целом, если оценить весь проект (покупка, работа, продажа), он, безусловно, успешный и взаимовыгодный для всех вовлеченных сторон.Андрей, а когда вы уходили из «Видео Интернешнл», вам не было страшно покидать уже отлаженный бизнес и начинать свое дело? И почему вы ушли? Ходят слухи, что вы до сих пор что-то делите с российскими собственниками «ВИ».Я ничего не делю. У меня нет к ним претензий. Просто когда я строил «Абрикос», мне обещали акции. Потом не дали. Дали бонусы. С точки зрения создания собственного бизнеса формат «ВИ» был бесперспективным. Это чужая корпорация. А нам нужна была своя. Страшно не было. Ведь я был молод и глуп:). Тут как с женитьбой. Теоретически можно всю жизнь ждать идеального момента и умереть в одиночестве. А можно слушать свое сердце и не бояться принимать решения. С каждым годом все сложнее. Особенно без тыла в виде богатых родителей или украденных где-то миллионов. Ви є викладачем в КМБШ. Чому ви туди пішли працювати? Інтерес до kmbs виник ще тоді, коли kmbs не існувало. Я відвідував ярмарок вакансій в «Могилянці» і «наїхав» на Шеремету, доводячи, що поки практики не почнуть викладати, нічого не вийде. Потім мене запросили як гостя на лекцію з маркетингу. Один раз, два, три. Я сказав, що мені цікаво спілкуватися з людьми у такому вільному форматі та систематизувати власні думки. Почав викладати, але я ніколи не працював у kmbs. Оскільки моя година коштувала набагато дорожче, ніж мені могли запропонувати, ми розробили безгрошову схему взаємних інтересів. Наприклад, минулого року я три тижні мандрував по Китаю та Індії з МБА-програмами. Було супер! Щодо навчання можу особисто порадити будь-які курси Колісника та Власової. Когда кризис завершится, какие последствия это будет иметь для рынка?Я думаю, первый и главный итог — умение быть счастливым без денег. Это то, чему нужно научиться, даже если они есть. Общество потребления и гонка за деньгами засасывают, и не успеваешь понять, что ты уже внутри системы. Смотрите фильм «Дух Времени» . Сдвиги в человеческих ценностях меня волнуют больше, чем расклад сил на рынке. Главным положительным эффектом должно быть очищение от пены. Но то, что многим стало намного сложнее жить и выживать, — ужасно. Происходящие сейчас проекты не завершатся. Не будет все как раньше. И тот, кто это осознает первым, — молодец. Живите в новой реальности сегодня! Полную версию онлайн-конференции с Андреем Федоровым читайте на mmr.ua Андрей Федоров родился в 1979 году, рос неподалеку от Бессарабского рынка. Учился на журфаке, главной заслугой которого Андрей, с 16 лет трудившийся в режиме фултайм, по сей день считает то, что ему не мешали работать и исключали из университета всего два раза. Слава, признание и успех пришли к нему рано: в 1998 году молодой журналист стал ведущим обозревателем журнала «Капитал», который на тот момент был неким синтезом «Корреспондента», Playboy, Economists и TopGear. Когда издание закрыли, безработица толкнула пропагандиста антикорпоративных ценностей в Saachi & Saachi на должность эккаунта. Единственная проблема заключалась в том, что у Андрея не было клиентов. Чтобы хоть как-то оправдывать свое существование, их надо было найти. И он нашел. Правда, оказалось, что отыскивать клиентов будущему new business директору удается намного легче, чем их обслуживать. Лучи славы омрачались только душевной болью от ситуаций, когда клиенты с небольшими бюджетами вынуждены были уходить безвозвратно. Так в 2002 появился «Абрикос» — агентство для малого и среднего бизнеса. Потом Андрей «чинил» BTL-агентство 141 Ukraine, из которого ушел уже в свой бизнес. Сначала это было организованное группой единомышленников маркетинг-консалтинговое агентство «ЛЮДИ», потом — первое международное креативное бюро Sahar. Сейчас — группа компаний UNITED, включающая 10 компаний.



Расскажите друзьям про новость

Новое видео