09 Июн 2008, 09:51

Фредерик Бегбедер, писатель

Фредерик Бегбедер, писатель

Автор романа «99 франков» Фредерик Бегбедер назвал интернет новым опиумом для народа и честно признался, что все, чем он занимается, имеет единственную цель — секс.

 

Французский писатель Фредерик Бегбедер приобрел мировую известность восемь лет назад, когда выпустил роман «99 франков». Едкая сатира о современном рекламном бизнесе стала бестселлером года во Франции и была издана в 29 странах. Шарм роману придали детали биографии писателя. Ведь он десять лет работал в парижских рекламных агентствах. В последнее время французский писатель часто наведывается в Москву. Он даже перенес туда действие своего нового романа «Идеаль». Прошлый год он, вообще, может смело занести себе в «плюс». Кроме нового романа, писатель стал литературным обозревателем во французском «Плейбое», начал вести новую телепередачу на Canal+ и наконец-то дождался экранизации своей главной книги.

Фредерик, я как раз перед встречей с вами посмотрел фильм «99 франков». По-моему, отличная картина, а вы ею довольны?

Да. Фильм получился. Хотя с моей стороны, наверное, глупо так говорить. Если писатель хочет сделать комплимент фильму, снятому по его роману, он должен мешать его с грязью. Причем используя отборные матерные выражения. Но если серьезно, я очень горд за картину, потому что режиссеру удалось невозможное — экранизировать шедевр, который априори для этого не годился. Ведь мой роман является stream of consciousness. То есть…

Потоком сознания…

Точно. К тому же «99 франков» под завязку наполнен жестокими сценами и поднимает очень острые вопросы, которые сложно показать в кино.

А когда вы продавали права на экранизацию, не боялись, что из этой затеи может ничего не получиться?

Я испытывал дикий страх. Боялся, что фильм получится подслащенной и бессмысленной семейной комедией. Он вышел брутальным, забавным и «подрывным». К сожалению, большинство французских лент не могут похвастаться такими качествами.

Жалеете, что некоторые эпизоды романа не вошли в фильм или были изменены?
Если бы мы экранизировали книгу без купюр, то получили бы фильм с рейтингом «Х». Его бы нельзя было показывать в кинотеатрах. В литературе граничный допустимый уровень насилия много выше. Я могу привести не такой давний пример: в экранизации романа Брета Истона Эллиса «Американский психопат» не было сцены, в которой маньяк распиливал женский половой орган. Это естественно. Такое невозможно показать в кино! И все же, мне кажется, что режиссер фильма Ян зашел в «99 франках» много дальше, чем французская система кинематографа обычно позволяет режиссерам. И это хорошо.

 

В «99 франках» вы засветились в трех эпизодах. Вам понравилось играть в кино?

Да, я этим насладился! Мне кажется, в глубине души у меня есть тайное желание стать популярным актером, который будет делать фильмам кассу. (Смеется.) Потому что профессия писателя отжила себя.

В каком смысле?

Всем на него сегодня плевать. К примеру, сколько женщин мечтает переспать с писателем? Да ни одна женщина не мечтает об этом! Ни одна! А сколько женщин мечтает о сексе со знаменитым киноактером? Намного больше. Видите, к чему я?

 

А вот Клод Шаброль думает иначе. В новом фильме «Девушка напополам» он даже предлагает своеобразную «методику» обольщения для пожилых писателей. Понравившейся девушке нужно послать книгу, а уже потом заводить знакомство и тащить в постель.

Да? Но какую именно девушку? Вряд ли мы говорим об одних и тех же! Я ведь думаю о красавицах, которые хотят познакомиться с миром кинозвезд.

 

В фильме, о котором я говорю, любовницу писателя играет красавица Людивин Санье…

Людивин Санье? Что ж, это неплохо. Но это в фильме…. А в жизни я провел собственное исследование. Как никак, а я написал десять книг. И должен сказать, что профессиональный писатель — это намного хуже, чем актер. И даже намного хуже, чем актер, который появляется в кадре на четыре секунды, переодетый и загримированный женщиной. Как это делаю я в фильме «99 франков». Вообще, все, чем я занимаюсь, имеет одну единственную цель — заняться сексом. Почему вы смеетесь? Иногда нужно быть честным.

Похожее признание как-то сделал Вуди Аллен.

Серьезно? Не он первый. Очень много писателей ответили бы вам точно так же. Например, Флобер, Мопассан. Или Бальзак, который был падок на женщин.

Сколько в «99 франках» вымысла, а сколько правды?

99%.

 

Правды?

Могу гарантировать одно — я никогда не прыгал с крыши небоскреба!

 

Деньги на экранизацию искали семь лет. Почему так долго? Ведь роман сразу после выхода стал бестселлером?

Во Франции финансирование кино почему-то решили передать в руки телеканалов. А так как они сами финансируются за счет рекламы, то боялись из-за романа, критикующего рекламу, потерять контракты. При-шлось терпеть, пока не удалось убедить Жана Дюжардена сыграть главную роль. Это очень популярный французский актер. Именно он подарил фильму жизнь.

А почему вы так уверены, что телевидение боялось давать деньги на съемки?
Однажды я обедал с генеральным продюсером одного телеканала, и он заявил мне: «Мы, коммерческие телеканалы, работаем не для телезрителей, а для рекламодателей». Конечно, теленачальники хитры. Они не высказывают свои взгляды публично. Но, по сути, существуют в очень странной ситуации: создают телеканал, который смотрят миллионы французов, но в итоге работают совершенно не для них.

 

А как вы относитесь к инициативе президента Саркози убрать рекламу с государственных каналов?

Я двумя руками «за». Абсурдно иметь общественное телевидение, которое постоянно перерывается на рекламные паузы. Оно получает средства из бюджета, но ведет себя по тем же «коммерческим» законам, что и частные каналы. Я бы хотел иметь государственный канал, который в прайм-тайм ставит передачи о новинках литературы. И не хочу, чтобы там была реклама. Другое дело, что президент в своем решении заходит слишком далеко. Ведь его действия, напротив, лишь ускоряют акционирование государственных каналов. Я же предлагаю увеличить налог на общественное телевидение. Я согласен платить больше, чтобы иметь лучшее телевидение.

 

Но сами вы говорили, что у вас нет телевизора.

Да.

 

А не хотите попробовать себя в роли режиссера?

Нет. Потому что профессия режиссера требует неимоверной смелости и стойкости. Такого характера у меня, по большому счету, нет. Я предпочитаю оставаться у себя в кабинете и писать книжки. А если я решу снимать кино, то обязательно должен буду выходить из дома.

Но вы-то как раз легки на подъем. Вас можно увидеть на всех тусовках…

Да, я люблю выходить в город по вечерам. Но для того чтобы развлекаться, а не убеждать в своей правоте массу народа — съемочную группу, продюсеров. Самому снимать фильм по своему же роману — это занятие для больного.

 

Ваше мнение о рекламе остается таким же жестким и неизменным, как и восемь лет назад?

Да! Да! Я думаю, что реклама все больше и больше порабощает человека. Влияет на его жизнь. В частности, с помощью Интернета. На сегодняшний день он является новым опиумом для народа. Заставляет вас поверить, что вы можете иметь иную — виртуальную — жизнь. И это новая угроза.

 

Но вы пользуетесь благами «системы», которую высмеиваете, — пишете колонку во французском «Плейбое», ведете телешоу, посещаете светские мероприятия и попадаете на страницы «желтой» прессы. И вместе с тем консультируете кандидата в президенты от коммунистов, критикуете рекламу и общество потребления. Как вы находите внутреннюю гармонию?
Вы только что задали главный вопрос романа «99 франков». И не только его. Занятно, но я всегда рассказываю одну и ту же историю. О герое, который облечен властью и живет привлекательной приятной жизнью. Он должен быть хоть чуточку счастлив, потому что у него есть все рекламные атрибуты счастья, которые нам постоянно продают: деньги, слава, девушки, наркотики, ночные клубы. Но в реальности все обстоит иначе. Герой глубоко несчастлив. И с течением времени его страдание лишь усиливается. В моем последнем романе это даже ужасает.

Герой «99 франков» бежит из цивилизации в джунгли. Вы задумывались над подобным вариантом?

То, что я сейчас скажу, будет звучать дебильно, но я вас предупредил. Настоящий художник не может быть совершенно нормальным. В нем всегда уживаются противоречия, неудовлетворенность, страдание. Именно поэтому он делает то, что делает, — творит. Поэтому я глупец. Немного свихнувшийся. С «приветом». С головой у меня не все в порядке, но это не важно. Если бы случилось иначе и я был кем-то предельно правильным, не думаю, что мне было бы что рассказать. Мне очень часто ставят в вину, что в книгах я говорю «белое», а в повседневной жизни делаю «черное». Ну, да, так и есть. Это и есть моя жизнь. И сюжет всех моих романов.

 

У вас еще остались друзья в рекламной среде?

Уже немного. Но они еще есть.

И что они вам сказали после выхода фильма?

Гораздо важнее, что сказали о нем в «Данон» (в романе и фильме главный герой готовит рекламный ролик для йогурта «Мадонна», за которым угадывается знаменитый французский бренд «Данон». Именно на его примере Фредерик Бегбедер разоблачает современные манипуляционные технологии). Я случайно столкнулся с Франком Рибу, президентом этой компании и генеральным директором, и он довольно сдержанно сказал о «99 франках», что это «неплохо».

 

Другие ваши книги не собираются экранизировать?

В Англии есть один больной, который хочет экранизировать мой роман Windows on the World. Сделать из него красивый черно-белый мультфильм, искусно нарисованный карандашом. Действие фильма происходит в ресторане на 107-м этаже Всемирного торгового центра 11 сентября 2001 года.

 

И кто этот аниматор?

Кто этот чокнутый? Его зовут Макс Пью. Он занимается видеоартом и на данный момент его наивысшее достижение — организация гигантских «рейвов», на которых диджеи играют техно, а он вытворяет неимоверные трюки с видеопроекцией.

 

Вы не боитесь снимать кино на такую острую тему?

Пока что я видел два фильма об 11 сентября. Хороший — «Потерянный рейс» Пола Гринграсса. И плохой — «Всемирный торговый центр» Оливера Стоуна. Совершенно «приторную» ленту о героях и мучениках. В сравнении с ней, мой роман кажется «микроскопическим». Но если его экранизировать, как задумано, то получится немного странное и, по-моему, более уважительное воссоздание трагических событий.

 

Ваш новый роман «Идеаль» вызвал бурные дискуссии…

И был этому очень рад! Я сказал себе: «Смотри-ка, ты все еще жив».

Предложения экранизировать этот роман уже получили?

Естественно. Я недавно встретил Жана Дюжардена. Он сейчас оброс бородой, совсем как я. Так что вполне готов к главной роли. Осталось надеть на него шапку-ушанку, меховую шубу до пят. И можно отправлять в сибирские снега на поиски очень молоденьких девушек.

 

Кстати, а русские девушки, о которых вы пишете, — это правда или вымысел?

Вы хотите знать, занимался ли я сексом с четырнадцатилетними девочками в Новосибирске? Я не хочу отвечать на этот вопрос, потому что во Франции заниматься сексом с несовершеннолетними запрещено и после нашего интервью меня арестуют! (Смеется.) Нет, конечно же, я шучу. Эти сцены являются частью неудовлетворенных фантазий стареющего писателя, который готовится стать членом Французской академии.

Фредерик Бегбедер
Французский писатель

Родился 21 сентября 1965 года в городе Нёйи-сюр-Сен под Парижем. Мать — переводчик дамских романов. Отец — профессиональный рекрутер. Получил диплом Парижского института политических исследований, а затем диплом DESS в области рекламы и маркетинга в CELSA (Высшая школа информации и коммуникации). Работал копирайтером в крупном рекламном агентстве Young and Rubicam.  Сотрудничал в качестве литературного критика в изданиях Elle, Paris Match, Voici ou encore VSD.

2000 год — был уволен из рекламного агентства Young and Rubicam. Причиной стал написанный им роман «99 франков», критикующий рекламный рынок.
2002 год — был бесплатным консультантом Робера Ю на президентских выборах, хотя во Французской коммунистической партии не состоит.
2003 год — издательская группа Flammarion предложила Бегбедеру место редактора. Первой книгой, выбранной Бегбедером, оказался роман Лолы Лафон «Непреодолимое возбуждение».
В это же время он участвовал в антиглобалистском движении и анархистской группе Black Blocs.

 

Кинороли Бегбедера
Писатель снялся в порнографическом фильме «Дочь лодочника» с участием звезды жанра Эстель Дезанж.
Сыграл эпизодическую роль в картине «99 франков», снятой по одноименному роману, написанному им. Фильм снял режиссер Ян Кунен. Узнать Бегбедера на экране было сложно: он появился всего на 4 секунды переодетый женщиной.

 

Нашумевшие романы Бегбедера
«Каникулы в коме» (1995)
«Любовь живет три года» (1997)
«Рассказики под экстази» (1999)
«99 франков» (2000)
Windows on the world (2004)
«Романтический эгоист» (2005)
«Идеаль» (2007)

 

Герой романа «Идеаль» Фредерика Бегбедера сорокалетний циник Октав Паранго презжает в Россию, чтобы находить молоденьких девочек и предлагать их в качестве товара известной парфюмерной фирме «Л`Идеаль».

 

Я позабавился и изменил название с L`Oreal на «Л`Идеаль», — признался Бегбедер. Представители L`Oreal призвали бойкотировать выход романа. Что и сделали около десятка глянцевых изданий, с которыми у L`Oreal были заключены рекламные контракты.

Расскажите друзьям про новость

Новое видео