21 Апр 2008, 11:11

За что журили жюри на «Идее!»

«Идея!» существует уже более 10 лет, и последние годы убедительно демонстрирует, как региональный фестиваль малобюджетной рекламы может подняться до статуса всероссийского рекламного форума

За что журили жюри на «Идее!»

«Идея!» существует уже более 10 лет, и последние годы убедительно демонстрирует, как региональный фестиваль малобюджетной рекламы может подняться до статуса всероссийского рекламного форума. Этот энтузиазм, безусловно, передался жюри фестиваля. Просмотреть и обсудить более чем полторы тысячи конкурсных работ — дело, поверьте, не из легких. Работы были разные. Были откровенно плохие. Были обычные, т. е. вполне вменяемые по идее и реализации, но при этом именно обычные или, если формулировать точнее, — посредственные. Они раздражали даже больше, чем плохие. И не то чтобы мы слишком уж завышали планку и критерии. Новосибирск — это, понятное дело, не Канны. Но фестиваль, какой бы он ни был, это все-таки не отчет о проделанной работе отдельно взятого агентства за отдельно взятое время. Были и прорывные идеи. Но по статистике их, как и в обычной жизни, на поверку оказалось не так чтобы слишком много… Если говорить о статистике, то по ходу дела обнаружился еще один озадачивший организаторов фестиваля факт. Большинство достойных внимания и признания работ прислали и без того известные и признанные московские и киевские агентства. Парадоксальная ситуация: фестиваль, задумывавшийся удовлетворять творческое Эго региональной рекламной индустрии, на поверку оказался площадкой для столичных снобов. Вроде как радоваться надо. Провинциальный фестиваль фактически признан конкурсом идей СНГшного масштаба ничем не хуже столичного… Но, собственно, вокруг этого и разгорелся главный фестивальный спор. Многие журили жюри: мол, зачем эта уравниловка? Как можно одинаково непредвзято оценивать, к примеру, очередной сникерсовский блокбастер и какой-нибудь сибирский ролик с бюджетом, которого вряд ли бы хватило даже на бутерброды, съеденные во время съемок московского ролика? На что мы, не то чтобы оправдываясь, а как бы пытаясь объяснить логику своей непредвзятости, отвечали: мол, идея — она что в Сибири, что в Африке… Она или есть, или ее нет. А реализация идеи — это, собственно, неразрывная ее часть. При этом прямой математической зависимости между количеством потраченных денег и результатом не обнаруживается. На пресс-конференции по итогам конкурса прозвучала примирительная мысль о том, что, в конце-то концов, большинство успешных столичных креативщиков — они ведь сами провинциалы по происхождению. А следовательно, отдавая дань какому-нибудь московскому «инстинкту», фестиваль фактически вручает награды выходцам из регионов. Лично мне, как философу по образованию, данный тезис, основанный на старой идее Гумилева о пассионарности, показался сильным упрощением. И очень здорово, что Гран-при фестиваля получила работа, которая с одинаковым успехом могла возникнуть что в Москве, что в каком-нибудь Захолустинске-на-Енисее. Мне, как и другим энтузиастам от рекламы, по-прежнему хочется верить, что побеждает не бабло. Побеждают идеи.

Расскажите друзьям про новость

Новое видео