Леонид Колосовский —  украинский клипмейкер и партнер в компании MOZGI Production, его клип Мозги «‎Полюбэ»‎ вошёл в шот-лист в номинации Video trash на Berlin Music Video Awards 2019. Автор клипов-миллиоников рассказал MMR о своих любимых работах, поп-арте и фэшн-индустрии как источниках вдохновения, бенчмарках из прошлого, разной степени свободы в съемках клипов и рекламных роликов, а также поделился алгоритмом создания вирусного ролика.

Вас называют автором клипов-миллионников. Какими работами гордитесь больше всего?

Каждую работу любишь и не любишь по-своему. «Бумдиггибай» Потапа и Насти — одна из моих любимых работ, она удалась такой, какой я ее задумывал.

        

Я очень люблю клип Время и Стекло «Песня 404».

Тяжело копаться в своем творчестве. Вообще, я очень самокритичен. Наша работа — всегда компромисс между тем, что мы хотели, и тем, что у нас получилось в связи с обстоятельствами, светом, временем, монтажом. 

Клип «Имя 505» закрепил за собой особый стиль всех клипов, которые появлялись у группы потом. Откуда черпаете вдохновение для создания своих видеоработ?

Что-то позаимствовано из фэшн-индустрии, что-то — из поп-арта. Этот клип не случайно попал в сердца молодой интернет-аудитории, потому что мы использовали множество приемов, которые используются в gif-анимации, гэгах. Это диджитальный teen-spirit сегодняшнего времени. Он отличается от моего детства, когда мы слушали Nirvana. Мы почудили в этом клипе, и таким образом попали в сердца зрителей.

Есть ли у вас бенчмарки — другие режиссеры, клипмейкеры — на которых вы равняетесь? Кто это?

Я фанат клипов 90-х, для меня это золотая эпоха клипмейкерства, когда каждый видеопродукт был уникален и своеобразен. Именно они дали нам ту школу, которую мы пытаемся повторить. VHS-изображение, «шумное» изображение, рейв-веяния в моде и культуре — это все «девяностые». Многое из того, что сейчас выходит, — отголоски того времени.

Вы также снимаете рекламные ролики — к примеру, для Moneyveo, «Срібна країна».

Да, недавно отсняли ребрендинг «Супер-Контика» — того самого шоколадного печенья, которое мы помним еще со школы. Они 10 лет не делали ребрендинг. Я не просто снял этот ролик, но и участвовал в разработке креатива. Скоро он выйдет в эфир.

Часто, когда клипмейкеры достигают минимального успеха, их приглашают снимать рекламу. Люди любят забавное и смешное. Сейчас количество приглашений меня в рекламные проекты начало превышать запросы на клипы.

Какие приемы из съемок клипов вы применяете в съемках рекламных роликов?

Когда в рекламу приглашают клипмейкера, весь креатив — идею, сценарий, инсайты — придумывает рекламное агентство. Они же и прописывают в брифе, что нам нужно создать и кто для этого нужен. Как правило, я участвую в проектах, где присутствует музыка. Поэтому я использую те же принципы и инструменты, что и при создании видеоклипов — ритмику, монтаж, танцы, динамику. Я не снимаю ролики в стиле «мама-папа-майонез».

Сейчас количество приглашений меня в рекламные проекты начало превышать запросы на клипы.

Бриф клиента — еще не сценарий ролика. А сценарий — залог успеха. Как вы его адаптируете?

В любом случае, когда режиссер приходит на проект, он смотрит сценарий и вносит свои коррективы, свое видение. Для этого режиссер пишет целую презентацию-документ под названием treatment. Каждый клипмейкер видит по-своему одну и ту же идею. Сейчас наблюдается тенденция, что в брифе изложена только поверхностная идея, а не покадровый сценарий. Там так и написано — режиссер должен доработать идею. Доверия к режиссеру гораздо больше, чем ранее.

Клипмейкерство vs съемка рекламных роликов: что для вас сложнее и интереснее?

Подход к съемкам абсолютно разный, разная степень свободы. В музыкальных видео ты абсолютный творец. Как ты захотел, так и будет. Бывают исключительные моменты, когда сам заказчик — он же артист — против твоих сцен или твоего видения. Но это договорные вещи. Если у тебя есть авторитет и ты доказал свою состоятельность своими работами, к тебе прислушиваются.

В рекламе гораздо меньше свободы. Там приглашают режиссера как творческую единицу для создания визуального продукта. Маркетологи лучше знают, как продать продукт, поэтому иногда перечат режиссеру, чтобы создать не просто красивый, но и правильный для продаж видеоряд. Я работаю только с теми командами, которые доверяют мне и которым доверяю я. Не берусь за рекламу, если сразу вижу неприятную симптоматику — некое диктаторство, радикальное расхождение во мнениях. Ну и, конечно, в рекламе у меня гонорар в два раза выше, чем в клипах. Я отказываюсь от рекламных проектов, где отсутствует творчество.

Я не снимаю ролики в стиле «мама-папа-майонез».

Бывает такое, что артист перетягивает на себя внимание, и продукт, который он рекламирует, остается незамеченным. Как этого избежать?

Есть множество жанров рекламы – lifestyle, рацио, авторитет. Когда селебрити используют в ролике, это в любом случае жанр – авторитет. «Я – Надя Дорофеева, я – Алексей Завгородний, и мы носим это». Нет смысла показывать продукт. Это всегда некое состояние, в которое мы погружаемся, чтобы быть такими же. Соответственно, мы ассоциируем себя с этим брендом. Практически все фэшн-кампании редко продают крупным планом сам продукт. Они продают моду, состояние.

Расскажите о своих уникальных авторских фишках в создании видеоработ.

 Я считаю, что у меня их нет. Скорее, судить не мне, а моим зрителям и критикам о моем фирменном почерке. Я делаю то, что я делаю, и так, как я понимаю. Я люблю симметрию, часто использую симметричные кадры в видео. Люблю своеобразный юмор, разводить сложные сцены, мыслить однокадрово, длинными сложными планами, когда одно пересекает другое. Я пересматриваю свои работы, и в них прослеживается абсолютно разный почерк. Но мои коллеги говорят, что замечают мои работы. Если раньше узнавали по клипам, то сейчас могут определить, какой рекламный ролик снимал Колосовский. Не знаю, как. Все же, наверное, у меня уже сформировалась эстетика кадра.

Расскажите об алгоритме создания вирусного видео.

Во-первых, это должно запоминаться. В рекламе есть такое понятие, как key frames — это может быть танцующий худой высокий парень, человек, который куда-то прыгает, — в общем, то, что выбивается из кадра и запоминается. Вирусы так и создаются — они должны быть легкими и забавными.

Народная любовь беспощадна. Ребята из Havas провели нейромаркетинговое исследование ролика Moneyveo с Дядей Жорой и поняли, что самый сильный key frame – это кадр, в которых золотые туфли крупным планом.

Во-вторых, нужно уметь повторить. Если это вирусный танец в ролике, нужно, чтоб его могли повторить зрители, как это было с Gangnam Style.

Мы сегодня живем в океане контента. Если раньше контент воспринимался чем-то особенным, сейчас отношение к нему перестало быть нишевым — сегодня реклама везде. Избирательность человека в том, смотреть ее или пропустить, тоже стала более лояльной. Почему большие корпорации вкладывают в рекламу много усилий и ресурсов? Они хотят создать рекламный контент, который интегрируется в кино, видеоклипы. Когда контент интересный, он сам по себе является произведением. У зрителя вырабатывается лояльность к бренду. Либо он красивый, либо забавный, либо со знаменитостью — если все грамотно продумано, можно заставить зрителя посмотреть целостный продукт. Тут уже вопрос креатива. Сегодня рекламщики борются за внимание.

Наша работа — всегда компромисс между тем, что мы хотели, и тем, что у нас получилось в связи с обстоятельствами, светом, временем, монтажом.

За какими видео будущее?

Сегодня наблюдается новый формат видео. До сих пор основным роликом был 30-секундный рекламный ролик и его 15-секундная версия, а потом 6-, 5-, 3-, 2-секундные ролики, которые нельзя проскроллить или свайпнуть. Возникает культура шести секунд, которые должны продать продукт. Это как микросимфонии, джинглы. Невероятно крутой жанр. Я думаю, что не за горами фестиваль 6-секундных роликов.

Но, мне кажется, будущее как раз за длинным контентом — мероприятиями, концертами. К примеру, то, что сделали Martini в прошлом году — шоу «Годный год» — это лучшее, что могло произойти с рекламным контентом.

Я не рекламист, чтобы так об этом рассуждать, но я хотел бы видеть классный длинный контент. 6-секундники будут живы в любом случае.

А вообще, считаю, что будущее за VR-ом. Это то, что позволит нам погружаться в определенное состояние. Рекламный бизнес может создать VR высокого качества. Мне кажется, что компьютерная графика, которая сейчас используется в кино, развилась благодаря рекламным роликам. Часто видеоклипы и короткометражное кино — профессия и хобби, а реклама — это работа. Именно в рекламу вкладываются большие деньги. Все мы знаем «Каннские львы» — там показывают рекламу, которая на самом деле не продает, а делает имидж бренду. Это тип рекламы, который рассматривается как произведение искусства. Это единственная мне известная премия за рекламу как за произведение искусства.

Украина на техническом, ментальном и талантливом уровнях может создавать годные ролики. Осталось только добавить креатива.

Я фанат клипов 90-х, для меня это золотая эпоха клипмейкерства, когда каждый видеопродукт был уникален и своеобразен.