04 Дек 2014, 07:47

Министр правды Юрий Стець: Ну что вы, я против цензуры

Новоиспеченный министр информационной политики Юрий Стець рассказал, зачем создавалось, как и за чьи деньги будет работать его министерство

Министр правды Юрий Стець: Ну что вы, я против цензуры

Новоиспеченный министр информационной политики Юрий Стець рассказал, зачем создавалось, как и за чьи деньги будет работать его

Во вторник 2 декабря Верховная Рада пакетным голосованием утвердила  новый состав Кабинета министров. Не обошлось без скандала. В последний момент в перечне министров появился Юрий Стець, который должен возглавить пока не существующее министерство информационной политики. «Такое министерство — это бомба замедленного действия для  украинской демократии», — написал на своей странице в Facebook народный депутат и бывший журналист Украинской правды Сергей Лещенко. И это еще один из самых мягких комментариев, которые обрушились на новое ведомство и его руководителя.       

 

ЛІГАБізнесІнформ поговорила со Стецем на следующий день после скандального голосования в Верховной Раде.

 

— Какие функции будут у вашего Министерства?

— Основная задача МИПа — противостоять агрессии, которую мы имеем в Донбассе. У МИПа три основных направления работы. Первое — это разработка и проведение информационной стратегии в Украине. Второе — будет создан департамент, который будет отвечать за информационную войну, которая сейчас направлена против Украины. Третье — внутренняя коммуникация со всеми  ведомствами, которые существуют сейчас в Украине. Это нужно для того, чтобы Украина давала миру единый месседж. В том числе в тех вопросах, что касаются реформирования страны.

— Как собираетесь воплощать в жизнь?

— Полгода журналисты, ваши коллеги, говорили о том, что мы проигрываем информационную войну против России, в том числе даже в странах, которые являются нашими партнерами. У нас 23 года не существовало информационной политики как таковой. Мы пережили Табачника, у нас в школах постоянно меняются учебники по истории. Мы будем разрабатывать стратегию и воплощать ее, совместно с в данном случае Минобразования.

Если у нас не будет стратегии, мы и в дальнейшем будем проигрывать информационную войну. Люди в мире не знают, что такое Украина. Они не знают, почему сюда надо приезжать, чем живет и занимается наше общество. Зато мы имеем множество информационных вбросов, которые Россия делает во всем мире. Мы ничего этому не противопоставляем, не рассказываем правду. В Украине есть  куча изданий, которые являются по факту пророссийскими и свободно распространяются по всей стране. При этом нет ни одного объективного издания, которые было бы сейчас доступно жителям Востока. Ни одного органа, который бы занимался этими проблемами сегодня не существует.

— Из проекта положения, которое вы показали журналистам,  видно что вы перебираете на себя функции намного более широкие чем  — регистрация СМИ, утверждение стандартов профессии… Что это, если не цензура ?

— Все вопросы, связанные с цензурой должны быть вычеркнуты из положения. Я понимаю возможные риски внедрение цензуры, о которых говорит медиасообщество. Но у меня есть опыт журналиста  и как продюсера Пятого канала, и как председателя комитета по свободе слова и информации при Януковиче. При мне не было ни одного намека на осуществление цензуры. Не буду этим заниматься и сейчас. Я не самоубийца. Я прекрасно понимаю, что в этой стране, в этом обществе невозможна никакая цензура. Это большая глупость.

Завтра (4 декабря — ред.) с 4 утра  будем рассматривать предложения медиаюристов, уберем спорные моменты и как можно  быстрее приступим к работе. Ответами на вопросы и опасения журналистов  будет работа министерства. Если она будет некачественная, пожалуйста, критикуйте. Но нельзя критиковать то, чего еще не существует. Надо дать возможность что-то сделать и тогда  ругать. А говорить о том, что это необходимо либо не необходимо — это очень просто.

— Где будет находиться МИП?

В Кабмине. Мы ищем помещения в тех министерствах, которые уже сейчас. Пока мне трудно сказать, где. Мы не планируем арендовать помещения и тратить на это бюджетные деньги.

— Сколько людей будет работать в вашем министерстве?

— В  том положении, что я предлагаю, будет три или четыре департамента. В них  будет работать около 20 человек. Начиная от моих заместителей, заканчивая головами департаментов.

— Каким будет бюджет министерства?

— Из бюджета  будут оплачиваться только зарплаты сотрудников. Поверьте, это в  сотни раз меньше, чем тратится на Госкомтелерадио, не говоря уже о других министерствах.

— А что может сделать такое количество людей?

— Компактное министерство — это  вполне нормально. Все что можно, нужно отдать  на аутсорс и фрилансерам. Должны помогать продакшн-студии, люди, которые готовы делать телепродукт за счет грантов или меценатов. Я найду  средства, что бы не тратить государственные деньги. Согласитесь, это ведь лучше, чем сделать министерство с 100-200 человек?

— Чья была инициатива создания МИПа?

— Идея появилась во время работы в Нацгвардии. Предложил советник МВД Антоном Геращенко, и предложение было озвучено на совете коалиции. Хотя впервые идея создания такого министерства звучала еще  в 2007 году. Тогда и разрабатывалось это положение. Понимаю, с этого времени многое изменилось, а потому готов прислушаться к предложениям, как его усовершенствовать.

Послушайте, у нас происходит постоянная критика любых инициатив. Следствием этой критики должна быть либо удачная работа или провал. Вот и все. Если я смогу реализовать информационную политику и это будет воспринято общественно — тогда супер, если нет, то это называется политическая смерть. Поверьте, я это понимаю.

— Негативный оттенок  МИПу во главе с вами придает и тот факт, что вы — кум президента…

— Моего ребенка крестили Марина Порошенко и Юрий Луценко ( когда вышел из тюрьмы). Это было еще  во времена Януковича. Выбор крестных тогда не был перспективным или меркантильным, с этой точки зрения, наоборот, нес большие риски.  Думаю, тогда никто не знал, что Порошенко станет президентом. Я не могу раскрестить ребенка. 

Но вопрос кумовства  нужно комментировать. Вот, озвучил вам свою позицию.

— Еще один момент для критики — это пакетное голосование за состав Кабмина в Верховной Раде, которым «протолкнули» ваше назначение…

— Пакетное голосование за всех министров —  это стандартная практика в украинском парламенте.

— Госкомтелерадио, которое вы вспомянули ранее — это единственный орган, который  по Конституции  обязан заниматься информационной политикой. Что с ним теперь будет?

— Да, это конституционный орган. Но после первого января у него не будет никакого функционала. Средства, которые он сейчас аккумулирует на областные государственные ТРК перейдут к Общественному вещателю, каким должен стать НТКУ. Это по законодательству. Поэтому этот орган должен прекратить свою деятельность.

— К стати, об Общественном вещателе. Правильно ли я понимаю, у Зураба Аласании появится еще один начальник в виде вас?

— Нет, потому что согласно принятому  решения Кабмина  Общественного вещателя отделили от влияние какого-либо. Никакого влияния на НТКУ не будет.

— Последние полгода  говорилось о создании украинского канала для иностранного вещания, как Евроньюс или Голос Америки, который должен был популяризировать Украину. Вы планируете принимать участие в его создании? Канал будет создаваться на базе  БТБ или УТР?

— БТБ — это канал Нацбанка. Это совершенно другая история. Нацбанк со следующего года отказывается от него, и я не знаю, куда должно перейти это имущество. Этот вопрос надо обсудить. Я буду точно делать иновещания на базе УТР. Это будет что-то вроде ВВС Ньюз или Евроньюс. Если мы не будем доносить мнение Украины миру, у нас не будет никаких шансов выиграть информационную войну.

— Вы будите закрывать пророссийские медиа?

— Я не смогу закрывать СМИ. У нас есть министерство юстиции. Я могу лишь высказывать свои предложения. Не более. Это не функция МИП. Функция информационной политики создавать, а не быть карательным органом. Если я буду это делать — это внедрение цензуры, против которой вся страна и я. Карательных пунктов в постановление о МИП нет. Вопросы касались государственных СМИ, которых, надеюсь, не будет существовать. Как вы знаете, есть закон о приватизации государственных СМИ, который должен быть проголосован парламентом.

— По закону у вас три дня, чтобы согласовать положение. Как собираетесь выкручиваться?

— Я успею.

— Как успеете? Много критики… Проект постановление очень сырой…

— Много это сколько — 45 млн? Нет! Я говорил с медиа-менеджерами — они все за.

— Не проще ли не делать министерство, а возглавить Госкомтелерадио, которое приписано в Коституции… 

— Нет, не проще. 23 года ничего не работало. Ничего.   Даже последние полгода все образования, которые должны были заниматься инфополитикой этого не делали. 

— Но есть пример Америки. Там не было МИПа, но работало так называемое Информационное Агентство.  Какой опыт планируете использовать ?

— Я буду консультироваться со всеми нашими партнерами, в том числе на уровне послов, в том числе до конца этой недели.

— Вы также отмечали, что министерство будет заниматься кибербезопасностью. Эти специалисты немалых денег стоят. Как заманите их?

— Будем привлекать, они не стоят больших денег. Чтобы бороться с киберпреступностью нам финансово помогает  Америка и Европа.

— А кто именно выделяет Украине такую помощь?

  — Я не помню, название организаций. Почитайте в Интернете. Во вторник была информация.

— А как будете продакшн выбирать? Это поле для коррупции … 

— Честно? Пока не знаю детальный механизм. Это будет  тендер или волонтерское участие.  Будем привлекать средства  от европейских партнеров. Конечным продуктом должно быть видео, программы, которые будут популяризировать Украину, украинцев, как у нас в стране,  так и в мире. Вот, вы знали, что человек, который издает газету «Украина единственная» делает это за свой счет? 

— Кто будет в вашей команде, кто станет заместителем?

— Не знаю, это предмет обсуждения в том числе со СМИ. Извините, мне пора.

 

Расскажите друзьям про новость

Новое видео