25 Фев 2015, 09:29

Игорь Шувалов: В информационной политике нужно помнить о принципе старого серванта

Информационная политика Украины во время войны глазами экс-политтехнолога Сергея Левочкина

Игорь Шувалов: В информационной политике нужно помнить о принципе старого серванта

Информационная политика Украины во время войны глазами экс-политтехнолога Сергея Левочкина в интервью Delo.ua

Сложно найти в украинском информационном пространстве личность более неоднозначную, чем Игорь Шувалов. Член команды Сергея Левочкина, друг застреленного Максима Курочкина, руководитель информационной службы телеканала «Интер» и даже некоторое время персона нон грата в Украине, Шувалов, тем не менее, является одним из самых сильных политических и информационных технологов из тех, кто сегодня живет в Украине. Delo.UA побеседовало с Игорем о том, как следовало бы строить инфополитику Украины в условиях войны, и что происходит вместо этого.

 

Самый спорный вопрос последних месяцев — нужно ли было создавать Министерство информационной политики?

Давайте сразу договоримся, что мы Министерство и деятельность Юрия Стеця обсуждать не будем. Потому что в этой истории больше популизма, грязи и разного рода глупости, чем логики и прагматизма. Под историей имею в виду даже не только министерство, а вопрос российской пропаганды и наших ответов на нее в целом. Давайте сами себе ответим на несколько вопросов. Итак: занимаются ли наши русские друзья пропагандой? Занимаются! По полной программе. С того самого момента, как к власти пришел Путин.

 

Поэтому наше Министерство ни за 3 месяца, ни за год не успеет их догнать. Причем Россия занимается тремя разными направлениями пропаганды: для «внутреннего пользования» — например, «раскрашивают» фильмы о войне, причем обязательно про 43-й год — «освобождение братской Украины от немецко-фашистских оккупантов». Отдельные истории создаются для пропаганды в так называемых «ДНР» и «ЛНР». И третья категория контента делается для мира.

 

Спрашивается, что в этой ситуации делать Украине? Может ли она отвечать на это симметрично, есть ли кем, чем, за что? То есть, может ли Украина заниматься пропагандой на территории РФ?

 

Это вряд ли.

Да, сейчас вряд ли. То есть, теоретически, конечно, можно! Но русские свою пропагандистскую машину строили много лет и вкладывали миллионы — чего стоили только вложения в каналы, инвестиции в съемки своего кино. Построили Russia Today. Это очень долгая и очень дорогая история.

 

Да, ни за 3 месяца, ни за год такое не сделаешь.

А может, и не надо?

 

Почему?

А потому, что не всегда хороши симметричные ответы, иногда они опасны. Потому что они, мерзавцы, ненавистью торгуют. Зачем нам повторять их методы, при этом осуждая и высмеивая их активно строящийся тоталитарный режим? Ну, запретила Верховная Рада каналам показывать российское кино. Еще непонятно, конечно, какое — но запретили показывать. И что? Легче стало?

 

Ну, от их ментовского кино нам себя надо все-таки защитить. Но что вы предлагаете?

Запреты обсуждать бессмысленно, потому что, во-первых, еще никто ничего до конца не запретил, а во-вторых, на запретах очень сложно построить что-то свое. Нужно смотреть на ситуацию по-другому! Мы год находимся в фокусе всего мира, и в общем этот фокус к нам благожелателен. Такого не было никогда. Ну, немножко во время Оранжевой революции. Но сейчас целый год Украина не сходит с политической повестки всего мира. Нас наконец отделили от России, мы для мира стали самостоятельным государством, о нас говорят в новостях и незнакомые люди расспрашивают о ситуации в нашей стране, когда мы выезжаем за рубеж. И при этом мы никак этим не пользуемся!

 

Грубо говоря, например, построить Russia Today за месяц нельзя, но Russia Today продает как раз не раскрашенные картинки кино 43 года — она продает картинку почти идеальной России.

 

А Украина? Министерство информационной политики, министерство культуры чем занимается? Для Украины это уникальная ситуация, когда надо начинать весь мир с собой знакомить. Если мы, конечно, хотим куда-то дальше интегрироваться.

 

То есть, пока с нами воюют на востоке, в информационной политике нам все равно нужно смотреть на Запад, я правильно понимаю?

Да, именно! Не надо заморачиваться сложными пропагандистскими конструкциями, мы уже безнадежно отстали. Но у нас есть своя культура, свои писатели, художники, ну есть же у нас чем гордиться, почему бы нам не попытаться предъявить это миру? К тому же у нас в стране понятный набор ценностей, которые поддерживаются во всем мире — демократия, толерантность, европейское будущее. А внутри страны лучше вводить не запреты, а правила. Очень нужно, например, чтобы родственники узнавали о погибших солдатах не из телевизора, а от командира, как это происходит в мире. Или чтобы телевизионщики перестали показывать места попадания ракет, дабы не помогать в их наведении.

 

Есть вещи, которые нужно развивать, а есть вещи, которые нужно просто законодательно утвердить и не мучиться.

 

Отличная идея о правилах! Чьи стандарты мы могли бы подсмотреть?

У Израиля, я думаю. Вон, воюют столько лет.

 

Кому еще можно и нужно «продавать» Украину?

 

Помимо внешнего мира, существует еще население страны, а также жители оккупированного востока. Что мы им хотим сказать? Тут нужно вообще идти по классическому PR-пути — сначала понять цели нашей пропаганды, потом обозначить ЦА и создать key messages для всех ЦА — для внутренней стороны и для внешней. Для «ЛНР» и «ДНР», для Европы и для Америки. Можно создать и для России. Но они должны быть, во-первых, созданы, и во-вторых, должны быть просты и понятны.

 

Какие сообщения, на твой взгляд, должны быть для внешнего мира?

Для внешнего мира мы должны заявить, во-первых, о том, что мы существуем. Во-вторых, что здесь есть большой социокультурный слой, который можно назвать европейским. С Россией на Западе ассоциируются Пушкин, Чехов, Достоевский, несмотря ни на что. А с Украиной?

 

В месседжах внутри страны мы должны менять отношение к востоку. И в первую очередь определить и сказать всем — мы воюем за территорию или за людей? Или за то и другое?

 

Что бы вы говорили, если бы разрабатывали главный месседж для жителей оккупированных территорий? Какой посыл?

Не знаю. Сложный вопрос. Боюсь сейчас сказать какую-то банальную конструкцию. Понимаете, они вправе иметь некое свое представление о происходящем. И думая о них, я бы думал вот о чем… Рано или поздно мы попадем в очень тяжелую историческую ситуацию, потому что включится «принцип старого серванта». Довольно простая картина: некая хрущевка, в которой некая мама, показывая на некую фотографию с траурной ленточкой объясняет некоему ребенку, за что умер папа. И вот у нас будут в разных хрущевках разные истории. И для того, чтобы это как-то примирить, потребуется время и месседжи, которые устроят всех. Потому что не будет мама объяснять ребенку, что папа был мерзавцем и бандитом.

беседовала Юлия Савостина

Расскажите друзьям про новость

Новое видео