06 Ноя 2013, 07:36

Андрей Федоров узнал у Доменика Липпы, партнера дизайнерской студии Pentagram в Лондоне, как под зонтом Pentagram уживаются 19 партнеров

Pentagram — компания с мировым именем, созданная еще в 1972 году. Как все начиналось и откуда название?

Андрей Федоров узнал у Доменика Липпы, партнера дизайнерской студии Pentagram в Лондоне, как под зонтом Pentagram уживаются 19 партнеров

Pentagram — компания с мировым именем, созданная еще в 1972 году. Как все начиналось и откуда название?

— Не могу похвастаться, что стоял у истоков Pentagram. Ее партнером я стал в 2006 году. Саму компанию основали три друга-дизайнера, потом состав немного расширился: к дизайнерам примкнули архитекторы. В результате ряда изменений партнеров стало пятеро. Отсюда и название Рentagram — пять точек. Его предложил один из создателей компании Аллан Флетчер, он тогда как раз читал книгу о черной магии (улыбается). Это было еще в 1972‑м. С годами компания увеличивалась, укрепляла свои позиции, и теперь партнеров девятнадцать.

— Исходя из украинского опыта, даже при малом количестве партнеров в бизнесе могут возникать определенные проблемы. Расскажите, как работает эта управленческая схема и каков секрет эффективной работы?

— Горизонтальную структуру управления, когда все партнеры имеют равные права и возможности, предложил один из учредителей Pentagram и основатель офиса в Нью-Йорке Тео Кросби. При такой структуре во главе стола — честность и доверие между партнерами. Это клей, который скрепляет нашу связь.

Горизонтальная структура управления не может эффективно существовать без непрерывного процесса общения, обмена идеями, ви́дением, подходами. Например, партнеры лондонского офиса каждый понедельник встречаются за обедом, чтобы обсудить текущие дела. Раз в месяц мы собираемся, чтобы решить финансовые вопросы. Дважды в год (в мае и ноябре) проходят встречи всех партнеров из всех офисов Pentagram в мире. Хочу сказать пару слов именно об этих встречах. Они неимоверно важны не только для глобального определения целей и направлений работы, но и для установки личных контактов, дружеских отношений, социализации. Эти встречи длятся три-четыре дня и наполнены разными событиями. Мы много беседуем, обсуждаем, делимся опытом, даже выпиваем (смеется). Обстановка таких встреч неформальная, что дает нам возможность лучше понять партнеров, поддерживать постоянный диалог.

Иногда даже клиенты не понимают нашу модель управления и работы, некоторым она не нравится. Кто-то даже уходит от нас по этой причине. Но это жизнь, мы не можем нравиться всем.

— Как стать партнером Pentagram?

— Стать партнером Pentagram одновременно и легко, и сложно. Компания должна быть серьезной, с международной репутацией. Нужно, чтобы ее работы соответствовали высоким стандартам качества. Также необходимо, чтобы команда потенциального партнера состояла из дизайнеров высокого класса. Pentagram — это своеобразный зонт, под которым разместились на данный момент девятнадцать компаний. Даже если фирма хочет стать партнером, например, лондонского офиса Pentagram, окончательное решение будет принято на международной встрече всех партнеров. Процесс присоединения может затянуться на год, два, три. Это все равно что встретить любовь и готовиться к свадьбе. Сначала влюбленные пытаются определить, насколько они подходят друг другу, привыкают, а под венец идут, только удостоверившись в правильности своего выбора.

— Как проходит выбор партнеров? Кто кого ищет: Pentagram новых партнеров или наоборот?

— В принципе, никто никого не ищет, все происходит достаточно гармонично. В компании не прекращается дискуссия о расширении сотрудничества. Сначала это один проект, потом взаимодействие может расшириться, а может и прекратиться. Было такое, что нам звонили и спрашивали напрямую, можно ли стать партнером. На практике этот вариант не работает. В большинстве случаев мы приглашаем партнеров по результатам уже сложившегося сотрудничества, и это небыстрый процесс.

— Управление любой компанией требует многих навыков и знаний. Это и финансы, и управление командой, и работа с клиентами. Каким образом Вы распределяете обязанности между партнерами?

— Структура проста. Каждый несет ответственность за какое-то направление. Один отвечает за финансы, другие — за новые проекты, информационные технологии, архив, помещение, обслуживающий персонал и так далее. Что касается управления всей компанией, то в каждом офисе есть люди или несколько человек, которые занимаются главными направлениями работы, но в глобальном масштабе. Неважно, кто и за что отвечает. У нас царит полная демократия: все партнеры равны в своих правах, а важные решения принимаются коллегиально.

— Это напоминает мне Советский Союз, модель которого исторически продемонстрировала свою недолговечность. Общение и встречи — это одна сторона, но другая, не менее важная, — распределение трат и доходов. Как решается этот вопрос?

— Траты и доходы также распределяются достаточно просто. У нас есть своеобразная копилка, куда все партнеры вносят определенную сумму на содержание офиса, оплату труда обслуживающего персонала и прочее, а доходы мы делим поровну. Единственный нюанс — офисы в Лондоне и Нью-Йорке в этом отношении работают автономно: мы не разделяем между собой ни траты, ни доходы. Кроме этого, все офисы вкладывают деньги в общую копилку Pentagram на публикацию книг, содержание сайта, проведение встреч. Вообще доходы от дизайнерского ремесла всегда нестабильны. Кривая показателей постоянно колеблется: доходы могут расти-расти, а потом резко упасть и также резко вырасти снова. Именно поэтому у нас нет определенного финансового плана. Мы никогда не ставим себе целей, например, повысить доходы на 10% в этом году, на 20% в следующем. Все это происходит само собой. У нас не бывает ни бурных взлетов, ни резких падений. Ситуация очень стабильна, а арифметика проста: чем больше зарабатывает каждый из партнеров, тем больше зарабатывают все.

— Сколько человек по всему миру сейчас работает на Pentagram?

— В Лондоне около семидесяти человек, в Нью-Йорке — девяносто, в Берлине — до десяти, в Австрии — шесть или восемь, четверо в Сан-Франциско.

— География компании ограничивается Америкой и Европой. Почему нет офисов Pentagram, например, в Азии?

— Во-первых, у нас там нет партнеров, во-вторых, мы и так работаем по всему миру. Pentagram реализует проекты не только там, где есть офисы. Мы много путешествуем. В принципе, мы готовы открыть офис в любой точке мира, если к нам присоединится местный партнер. Также это возможно, если кто-то из существующих партнеров решит сменить место жительства и перенести офис в другой город. Именно так поступил Тео Кросби, перебравшись в Нью-Йорк.

— В Pentagram работают только дизайнеры?

— Да, поначалу так и было: никого, кроме дизайнеров, но со временем ситуация изменилась. Сейчас в компании не только дизайнеры, но и архитекторы, рекламщики. Такие изменения стали возможны, потому что этого потребовала реализации проектов. Первыми присоединились архитекторы, еще в начале работы компании. Намного позже, когда клиенты  заговорили о необходимости более широкого участия, в частности о работе над рекламой, мы обратились к коллегам-рекламщикам, и они стали партнерской компанией. Мы открыты для расширения и, если того потребует дело, готовы сотрудничать и с режиссерами, и с писателями. Решающим фактором для нас является потребность и желание клиента.

— У Вас есть особые подходы к работе с клиентами?

— Это правда, что во многом результат работы зависит от самого́ клиента, от того, насколько четко он видит конечную цель. Последнее возможно при слаженной и четкой работе бренд-менеджеров, проект-менеджеров в компании клиента. И еще добавлю, что мы стараемся работать напрямую с владельцами компаний — с людьми, которые принимают решения, а не с посредниками. Тогда мы точно можем быть уверены, что результат работы понравится главному заказчику.

Что касается усовершенствования взаимодействия с клиентами, то мы внедрили практику, когда дизайнер работает за одним столом с проект-менеджером. Это дает определенный эффект. Во‑первых, они не разделены физически, а действуют как один слаженный механизм. Чтобы уточнить даже незначительную деталь, не нужно набирать номер, куда-то идти. Достаточно задать вопрос. Во‑вторых, дизайнер слышит, когда менеджер общается с клиентом, и может запомнить все детали и нюансы. И третье — менеджер имеет возможность наблюдать за всеми этапами работы дизайнера и вовремя вносить коррективы.

— Том, сколько в среднем часов в неделю Вы посвящаете работе? Насколько плотен график работы каждого из партнеров?

— Вчера я был в офисе в семь утра и домой вернулся около десяти вечера. Но это не обычный график работы: вчера была большая презентация, мы готовились к этому мероприятию несколько недель. Как правило, мой рабочий день длится с девяти до семи, дизайнеры уходят домой позже. Они работают более напряженно.

— Как Вы считаете, какая самая большая проблема в работе Pentagram на данном этапе?

— О, это наличие девятнадцати партнеров (смеется). Шучу, конечно же. Непростой вопрос, дайте подумать. Наверное, главная проблема — поиск партнеров, вернее отсутствие этого поиска. Все-таки мы должны были бы уделять данному процессу больше времени и сил. Почему это так сложно? Потому что при постоянной загруженности требуется время для общения, обмена информацией, налаживания связей, выхода на уровень партнерства.

— Какие самые большие изменения произошли за последние годы, десятилетия?

— Точно могу сказать, что за последние двадцать лет в нашу жизнь вошли компьютеры, и это полностью изменило работу, дало множество новых возможностей. Что еще очень заметно изменилось за последние годы, так это отношение клиентов. Сегодня клиент часто изъявляет желание принимать непосредственное участие в работе, физически присутствовать в офисе, а не ограничивается только постановкой конечной цели. Нынешние клиенты, можно сказать, более продвинутые. Кроме того, конкуренция стала более жесткой, появилось много дизайнерских компаний. Но мы этого не страшимся: так даже интереснее работать.

 

Расскажите друзьям про новость

Новое видео