В этом году украинский клуб арт-директоров ADC*UA исследует тему гендерного равенства. Для получения среза мнений клуб организовал серию интервью с представительницами рекламно-маркетингового рынка, создал совместно с образовательным проектом BH UNI лекционный курс Тамары Марценюк «Stop Sexism», а также учредил специальную категорию на конкурсе ADC*Awards 2016 для работ на тему гендерного равенства и сексизма. MMR пообщался с Тамарой Марценюк, куратором курса «Stop Sexism», кандидатом социологических наук, доцентом кафедры социологии в Национальном университете «Киево-Могилянская Академия».

Как вы пришли к исследованию темы гендера? (Возможно, личный опыт ...)

Еще когда училась в Могилянке на бакалаврской программе по социологии, слушала курс по гендерной тематике и писала бакалаврский диплом по социологии маскулинности – о мужских исследованиях и мужском движении. Эта тема удивила комиссию по защите дипломов, потому что почти никто в ней не слышал о том, что мужчины тоже имеют свои организации и борются за свои права, а также поддерживают женщин в борьбе за гендерное равенство.

Позже, когда я училась по программе дистанционного обучения на тему Межкультурной коммуникации, в рамках которой провела летний триместр на шведском острове Готланд, меня заинтересовала эта тема в рамках изучения шведских ценностей. Мы общались с простыми жителями небольшого городка. И один дедушка сказал мне, что он уважает свою страну за то, что она утверждает гендерное равенство, и там даже существует феминистская партия. А другая бабушка рассказала, что она воспитывалась на сказках Астрид Линдгрен, и история о Пеппи Длинныйчулок вдохновляла ее.

Так, постепенно, через обучение, я поняла, что гендерная тематика важна и требует дополнительного внимания также и в украинском обществе. Я выбрала ее для своей кандидатской диссертации, позже стала преподавать соответствующие курсы и проводить исследования.

Даже для тех, кому небезразлична тема гендера, есть путаница между основными терминами: сексизм, гендерное неравенство, объективация ... В чем разница между основными понятиями?

Если вас интересует гендерная тематика подробнее, то советую почитать книгу социолога и феминиста Майкла Киммела «Гендерное общество» (он был моим ментором на программе Карнеги в Нью-Йорке), которая переведена на украинский язык и есть в открытом доступе.

Киммел очень доступно объясняет понятия, касающиеся гендерной тематики, предоставляет немало примеров. Кроме того, год назад я записывала онлайн-курс для Прометеуса «Женщины и мужчины: гендер для всех», материалы которого доступны до сих пор.

Если вы понимаете, что такое социальный конструктивизм – в противовес биологическому детерминизму, то вам будет несложно разобраться в основных понятиях. Если достаточно упрощенно, то гендер – это определенные социальные роли, которые ожидаются от мужчин и женщин. Женщина – прежде всего мама, ответственная за уход за детьми или другими членами семьи, за домашнюю работу. А вот мужчина – это скорее спец, который профессионально водит машину, эксперт и знаток своего дела. Соответственно гендерные исследования критикуют явление гендерной поляризации (попытки видеть в женщинах и мужчинах только различия), ведь женщины – гетерогенная группа – разнородны внутри, так же, как и мужчины.

Когда говорят о гендере, то имеют в виду прежде всего неравенство, а не только различие между мужчинами и женщинами. Вместе с неравенством говорится об иерархии, стратификации и власти, которые встроены в гендерные отношения. Власть – это неравномерное распределение различных ресурсов (экономических, временных, статусных). Гендерная теория предполагает изменение социальной реальности, цель которой – обеспечение гендерного равенства.

Сексизм – идеология и практика дискриминации людей по признаку пола (sex = пол, с англ.). Зато объективация (или овеществление, комодификация) – это одно из проявлений сексизма в культуре массового потребления, которое заключается в представлении женщины, женского тела как части рекламируемого товара, рассчитанного на потребителя-мужчину.

Например, в рекламе женщины скорее предстают как потребительницы товаров и значительно реже – как специалистки, способные принимать собственные решения. Нас заваливают образами молодых, физически привлекательных полуобнаженных женских тел. Мужчин же показывают уверенными в себе, активными, победителями, склонными к приключениям. Их чаще можно увидеть занятыми на работе или  в активных видах отдыха.

Говоря о сексизме и харассменте, обычно имеют в виду действия мужчин в отношении женщин. Какие еще есть варианты?

В общем, поскольку агрессивное поведение ожидается именно от мужчин, то мужчины – это та группа, которая совершает насилие любого типа, и которая тоже страдает от насилия (в войнах, разбоях, уличном насилии и т.п.). То есть, прежде всего мужчины являются как агрессорами, так и жертвами.

Однако выяснилось, что есть определенные формы насилия, о которых еще лет пятьдесят назад не принято было говорить или определять такое поведение как насилие. Женщины, боровшиеся за свои права, выходили на улицы со слоганами «Личное – это политическое». Они имели в виду также и насилие в семье, в частной сфере, которая мало регулировалась государством.

Оказалось, что такие формы насилия, которые касаются скорее личной жизни – большая проблема. Поэтому Организация Объединенных Наций решила выделить отдельный тип насилия – гендерное насилие или насилие против женщин, в основе которого лежат властные отношения между мужчинами и женщинами.

Одной из наиболее распространенных форм гендерного насилия считается так называемое домашнее насилие (domestic violence) или «насилие в семье», если говорить языком украинского законодательства. Обычно жертвы – женщины. Мужчины, согласно разным статистическим и экспертным данным, составляют до 10% жертв.

Слова «гендер» уже не боятся, как это было каких-то 10-15 лет назад.

В публичных обсуждениях нередко можно встретить тезис, что внутренний сексизм и мизогиния, то есть засилие стереотипов в отношении женщин и женской роли у самих женщин, является основной проблемой. Действительно ли это так? Как это можно преодолеть?

От гендерных стереотипов никто не застрахован – ни мужчины, ни  женщины. Причем поскольку девочек воспитывают обычно более «привязанными» к дому,  чем мальчиков, то женщины наравне с мужчинами воспроизводят традиционные стереотипы относительно маскулинности (мужественности) и феминности (женственности). Девочки в меньшей степени, чем мальчики, вовлеченные в групповые, командные игры, имеют меньше навыков противостоять конкуренции, борьбе. То есть, женщины могут иметь меньше навыков, чтобы противостоять ожиданиям и общественному мнению. Согласно опросам общественного мнения, женщины могут иметь даже более традиционные взгляды, чем мужчины, по тем или иным вопросам.

Как это можно преодолеть? Побуждать девочек более активно коммуницировать с другими, быть более интегрированными в общественную жизнь и проявлять разнообразную активность. И вообще образование, которое бросает вызов любым стереотипам – это большой плюс. Обучение, которое не сопровождается травлей слабых и не похожих, а развивает поддержку и солидарность – это, на мой взгляд, хороший рецепт для уважения разнообразия.

Сейчас мы наблюдаем большой интерес к теме гендера. Показывает ли она положительные изменения в украинском обществе?

Я вижу определенные результаты даже на основе моего онлайн курса «Женщины и мужчины: гендер для всех», разработанного для учебной онлайн платформы Прометеус. Интерес к тематике был неожиданно высоким, меня это приятно удивило. Вы только представьте, что на начало 2016-го были  зарегистрированных 4200 пользователей курса. Среди них почти 13% получили сертификаты, считается довольно высоким показателем, ведь обычно это – до 10%. Меня приятно поразило, что некоторые слушательницы курса стали активными пользовательницами  фейсбук-группы, к которой я советовала присоединиться, – Феминизм УА... Например, одна из слушательниц – Наталья Слипенко – организовала так называемые Феминистические чтения – встречи с обсуждением соответствующей литературы. Однажды я ехала поездом из Львова, и девушка, сидевшая рядом, к концу путешествия заговорила со мной и поблагодарила за этот курс. Оказалось, что она тоже его прослушала.

Подобные моменты очень вдохновляют работать и наблюдать определенные изменения. Такие, как флешмоб #ЯнеБоюсьСказати, кампания против сексизма «Повага»,  принятые наконец гендерные квоты (на местных выборах 2015 года) и ряд других. Слова «гендер» уже не боятся, как это было каких-то 10-15 лет назад. О феминизме как движении за равные права и возможности женщин и мужчин знают больше людей, публичные лекции (например, лекторий «Поверх фемінізму») об этом общественном движении вызывает немалый интерес. Женщины более активно начинают бороться за свои права. Например, участницы боевых действий в АТО выступают за свои трудовые права, признание и значимость в обществе.

Вы занимались гендерными исследованиями в Швеции – стране, где гендерное неравенство давно осталась в прошлом. Чего не хватает украинкам и украинцам, чтобы преодолеть стереотипы?

Действительно, я много раз была в Швеции, училась и проводила исследования в нескольких шведских университетах и ​​более 10 лет назад написала статью «Маскулинность/феминность по-шведски: измерения «другой» культуры (или рефлексии на тему Почему мне нравятся шведы?)», большинство тезисов которой считаю до сих пор актуальными.

Выбор в действиях и доверие выливаются, я бы сказала, в самую глобальную ценность шведской культуры – толерантность. Шведы уважают твой выбор. При этом они не боятся демонстрировать свой. Если ты не хочешь идти с ними праздновать один из их праздников, то можешь не идти. Это твое право. Они не обидятся. Если тебе не нравится их водка, можешь не пить. Эта ценность распространяется через два важных канала, таких как образование и СМИ.

В образовательную программу средних школ включены курсы, позволяющие даже шведам-подросткам достаточно неплохо ориентироваться в гендерной ситуации в стране. В школах, где, кстати, до 7-го класса отсутствует оценивание учащихся, изучают феминизм и основы сексуального поведения. Так, гендерная образованность является обязательным элементом школьной программы. В результате воспитывается молодежь, которая способна критически анализировать гендерную политику в стране.

Объективация женского тела является печальным «трендом» на нашем рынке рекламы. Тем более, что исследования нейрофизиологов то и дело убеждают в том, что сексистская реклама воспринимается, условно говоря, «лучше». Что делать? Как преодолеть объективацию?

Действительно, считается, что тема секса и скандала способны лучше продать любой товар. Но неужели мы живем в эпоху «дикого капитализма», где прибыль – превыше всего? А уважение к женщинам, которых часто унижают такой рекламой, нивелируется? На мой взгляд, сейчас ответственное потребление и производство должны иметь другие ценности – уважение и сотрудничество. Почему бы не бросить вызов стереотипам?

Понятно, что не все так думают. Поэтому следует побольше дискутировать и объяснять. В 2008-2009 годах активистки Женского консорциума Украины провели ряд дискуссионных клубов в Киеве, Луцке, Херсоне, Черкассах, Кировограде и других городах Украины на тему «Стереотипные образы женщин и мужчин в рекламе». Они использовали методику «Всемирного кафе», которая предусматривает открытую дискуссию и учет мнений различных сторон. Активистки гражданского общества хотели найти ответ на следующие два вопроса: каковы критерии сексизма в рекламе, и что конкретно мы можем сделать, чтобы улучшить ситуацию? И вот представители рекламной сферы обратили наше внимание на то, что государство не имеет возможности успешно регулировать рекламную продукцию на предмет наличия в ней негативных гендерных стереотипов. Поэтому целесообразно запускать механизмы так называемой саморегуляции представителями самой рекламной индустрии. В общем, были приняты стандарты недискриминационной рекламы по признаку пола.

Кроме того, можно подать жалобу в Индустриальный гендерный комитет по рекламе (ИГКР). ИГКР проводит экспертизу рекламы на наличие дискриминации. Комитет рассматривает жалобы на дискриминационную рекламу от граждан, а также предоставляет экспертные заключения по обращению государственных органов.