Шумиха вокруг дела о плагиате главреда украинского Vogue не утихает уже третий день. За два дня пользователи социальных сетей нашли десять примеров заимствования редакторского слова Ольги Сушко из других источников. Сама же Ольга извинилась в Facebook, отметив, что редакторское слово было написано проверенным автором. Это объяснение не только возмутило общественность, но уже не вызывает доверия. А вчера вечером, сутки спустя, Condé Nast и держатель лицензии медиахолдинг «Медиа Группа Украина» выпустили совместное заявление о том, что будет проводиться внутреннее расследование и что на это время Ольгу отстранят от должности главного редактора Vogue UA.

Ранее мы спросили главредов украинских изданий, делегировали ли они когда-то написание своих текстов, и что делать, чтобы не порочить таким поступком честь профессии. Но, учитывая масштабную травлю Ольги в Facebook, мы поинтересовались у специалистов по коммуникациям и кризисному PR, возможно ли и как остановить репутационное пике, как купировать онлайн-травлю и восстанавливать имя, когда фамилию менять – не выход.

Основательница консалтингового агентства GOLUBi Group

В такой ситуации процесс будет длинным! Если она не объяснит, что произошло, почему сама не писала колонки и тому подобное, никто и слушать не станет. Но сделать это надо один раз на самом охватном ресурсе и с интервьюером высочайшего класса и проКорректного. Ответить честно и максимально полно. 

Потом сидеть тихо и не реагировать на комменты и страсти :) Потратить время на осознание, чем заниматься дальше. Если будут мысли оставаться в профессии, то нужно будет понимать, какой путь, и не меньше пары лет потратить на подтверждение пригодности. 

Но дело в том, что, даже после того, как утихнет все, и даже после профвосстановления, всегда будут помнить или напомнят об этой ситуации. Здесь надо уже Пулитцера получать, чтобы отстали.



Глава маркетинга в Uklon

Ситуация с плагиатом в журнале Vogue отвратительна со всех сторон. Это легендарный бренд, который задает эстетические тренды, производит исключительно качественный и эксклюзивный контент. И это бренд, который имеет очень сильную связь со своими поклонниками. Образ главного редактора Vogue – от Долецкой до Винтур – это воплощение бренда и его ценностей. В ситуации с Vogue плагиат не проходного текста, а колонки главреда выглядит уголовным преступлением по отношению к бренду и его почитателям. Отсюда и масштаб скандала, и он еще не закончен. 

Conde Nast имеет основания не только для смещения главреда франшизы, но и для отзыва лицензии. В этой ситуации позиция «подсудимой» и медиагруппы Рината Ахметова вызывает много вопросов об адекватном восприятия происходящего. 

Редактора должны были уволить в тот же день, когда скандал случился. Его публичные «извинения» четко дают понять, что ценности издания он не разделяет. Отсюда напрашивается вывод, что медиагруппа не несет ценности Vogue, а, вероятно, выпускает глянцевую брошюру для поддержки ЦУМа. Единственным способом исправить ситуацию является приглашение нового главреда среди звезд топ-величины и перезапуск франшизы. 



Партнер в CFC Consulting Company

Насправді таке репутаційне піке не можна зупинити. Те, що сталось, – це природня реакція громадськості на такі кричущі моменти порушення етики, як плагіат і тому подібне. Можливо, через деякий час вони забудуть. Але ми знаємо, що репутацію будують довго, а нищать швидко. І відновлення репутації – це системна робота, треба працювати над цим поступово. 

У цьому випадку є репутація видання і репутація особисто головного редактора. І на ситуацію треба дивитись через призму обох цих «структур» – особиста+ корпоративна. 

С точки зору корпоративної репутації, я думаю, що Vogue повинен її звільнити. Це єдиний спосіб для видання зберегти свою репутацію, тому що це дійсно велике і неприпустиме порушення. 

Що вона може зробити для особистої репутації: по-перше вона повинна записати на відео своє вибачення і викласти його в соцмережі: розповісти, що насправді сталось, і вибачитись. І це вибачення повинно бути щирим. Тому що я не знаю, наскільки правдива та історія про аутсорс редакторського слова. 

Можливо, є сенс їй піти з професії журналіста. В даному випадку є факт плагіату зі сторони головного редактора. Наслідок – зруйнована репутація. Тому тут немає іншого виходу, крім щирого вибачення. Нещире вибачення спровокує нову хвилю обурення. 

Також я б на її місці провів серію лекцій про те, як я знищив свою кар‘єру у журналістиці і чому вам не треба цього робити. І таким чином, поступово вона перетворить цей мінус на щире покаяння. Це можуть бути уроки для молодих журналістів у форматі «чого ніколи не можна робити». Думаю, це могло б спрацювати. 



Head of Communications в «Галнафтогаз»

Безусловно, в плагиате нет ничего хорошего и я обеими руками за собственные мысли. На бумаге в том числе. Но, когда публичная порка перерастает в желание уничтожить человека, – это ненормальная история. Не берусь судить, как такое могло произойти, почему и так далее. Уверена, холдинг примет правильное решение в отношении этой истории и дальнейших взаимоотношений с главредом. 

Судить и рассуждать, как правильно поступить в этой истории главреду, чтобы спасти имя / остановить падение, можно долго. У нас принято считать, что со стороны виднее, и метать в сети правильным / неправильным инструментарием... Почвой для таких рассуждений и рекомендаций должна стать полная, на 360 градусов, оценка ситуации. И речь не идет только об открытых источниках. Восстановить и спасти положение можно практически всегда. Ведь у человека, специалиста, кроме ошибок, всегда есть и заслуги, достижения. Не стоит о них забывать.