Дарця Тарковская, соосновательница Music Export Ukraine и Music Conference Ukraine, основательница агентства музыкального консалтинга Soundbuzz, иАлена Дмуховска, кураторка международных программ обмена для музыкантов и арт-менеджеров, соосновательница экспортной инициативы Music Export Ukraine, в прошлом  кураторка музыкальной программы ГогольFEST и программная директорка RespublicaFEST, рассказали об истории появления Music Conference Ukraine, которая состоится 12-14 июля, сотрудничестве с Atlas Weekend, отличии от других музыкальных конференций и общем состоянии музыкальной индустрии в Украине.

Расскажите об истории появления конференции. Как появилась Music Conference Ukraine и какова ее миссия?

Дарця: В прошлом году мы сформировали независимую инициативу под названием Music Export Ukraine, которая помогает местным артистам укрепить международное присутствие. Конференция один из наших самых действенных инструментов, потому что мы считаем, что экспорт начинается у нас в Украине. Это не значит, что ты берешь украинских артистов и вывозишь куда-то. Наша миссия — познакомить зарубежных музыкальных гостей с нашим локальным рынком.   

Алена: Мы привозим в Украину именитых спикеров, развиваем локальный рынок, и соответственно, было логично организовать конференцию. Первое, что мы провели вместе, Music Day in UA в 2015 году, и есть люди, которые с тех пор посещают все наши мероприятия. Некоторые музыканты, к примеру, подписали контракт с именитым австрийским лейблом, и это самое лучшее доказательство того, что мы делаем все правильно.

Вы сами вышли на Atlas Weekend или они вам предложили провести конференцию в рамках своего фестиваля?

Алена: Это, наверное, тот момент, когда сначала ты работаешь на репутацию, а потом она —на тебя.С ребятами из Atlas Weekend мы знакомы много лет, они были на многих наших мероприятиях. На зимней конференции в этом году они удивились количеству людей. И мы тоже —пришло в два раза больше, чем мы изначально планировали. Тогда Atlas предложил сделать конференцию в рамках их фестиваля. Мы вместе разработали глобальную стратегию порабощения мира :) Посмотрим, как сработаемся.

Алена Дмуховская и Дарця ТарковскаяАлена Дмуховская и Дарця Тарковская

Вы сказали, что в 2015 году конференция была под другим именем. Почему произошел ренейминг?

Алена: Раньше название было подвязано под коллаборацию с ивентом. Сейчас мы пришли к выводу, что надо дистанцироваться и максимально четко доносить информацию, кто мы такие, нашим заграничным партнерам. Поэтому Music Conference Ukraine —достаточно емкое понятие, понятное нашим заграничным партнерам, которые и есть одной из нашей главной ЦА.

В Киеве весной прошел Kyiv Music Days. В чем ваше отличие от этой конференции?

Даша: Мне кажется, что Kyiv Music Days —больше секторальное событие. Они направлены на внутренний рынок, на обзор отдельных отраслей, которые в целом формируют концертную индустрию Украины. У нас же фокус больше на артистов, на менеджмент, на те компании, которым интересно международное сотрудничество.

Алена: Наше преимущество — экспертный вектор, потому что мы приглашаем мировых экспертов из Канады, США. Конференция —это только один из инструментов, который очень хорошо работает в связке с другими инструментами. Мы предоставляем поддержку на поездку на заграничные шоукейсы, работаем с заграничными журналистами. К примеру, на летнюю конференцию к нам приедет более 20-ти экспертов из 15-ти стран.

По каким критериям подбирали зарубежных спикеров?

Даша: Есть два основных критерия. Первое —актуальный опыт, то, чем спикер может быть полезен для аудитории. Например, на конференции будет Давид Бали из венгерского экспортного офиса. У него есть потрясающий кейс того, как подбирать артистов, используя стриминг-сервисы. И это то, с чем украинские артисты пока что не работают. А он расскажет, почему стоит обратить внимание на этот инструмент. 

Второй критерий —заинтересованность в украинском рынке. Им действительно интересно сотрудничество с нами, чем живет наш рынок. 

Дарця: Мы приглашаем только практиков, которых знаем лично или которых нам порекомендовали. Никто из них не получает гонорары. Соответственно, если они тратят свое время, они заинтересованы в проекте и видят перспективы работы с нашими артистами. 

С какими сложностями сталкиваетесь при подборе спикеров?

Даша: За прошлый год мы посетили около восьми музыкальных шоукейсов и конференций за границей. И этот пул прямых контактов был нам на руку. Нас знают, нам доверяют. 

Есть, скорее, не сложность, а нюанс, дело принципа — на наших конференциях нет перевода с английского. Мы считаем, что, если музыкант готов к завоеванию европейского рынка, он не может не знать английского. Это природный фильтр аудитории на нашей конференции. 

Мне иногда кажется, что мы должны сделать курсы английского для музыкантов, потому что очень хочется, чтобы больше людей у нас в индустрии знало английский и воспринимало это как само собой разумеющееся.

Дарця: Это относится не только к музыкантам, но и к работникам индустрии —мы порой не понимаем, кого из украинских экспертов топ-лейблов, украинских концертных агентств приглашать. Наша программа, как правило, подразумевает дискуссионные панели, где участвуют несколько человек.Как показывает опыт, к сожалению, очень немногие владеют английским и могут наравне общаться с заграничными экспертами, пускай их компетенции идентичны.

Мы считаем, что, если музыкант готов к завоеванию европейского рынка, он не может не знать английского. Это природный фильтр аудитории на нашей конференции

Из чего состоит промо вашего фестиваля?

Мы работаем со СМИ, непосредственно работаем с нашей ЦА. Несколько тысяч артистов в Украине —это наша основная ЦА. Лучше всего работают рекомендации —те люди, которые с нами один раз отработали, как правило, возвращаются. Мне кажется, это самый правильный вариант, потому что мы не целимся на всех. Мы не масс-маркет.

Какие у вас ожидания от конференции?

Алена: Многие ожидают мгновенного результата, но никто сразу не сделает из тебя звезду, не инвестирует в тебя $10 млн. Прежде всего, конференция выстраивает понимание индустрии, базу контактов. Может, тебе пригодится этот контакт не сейчас, а через полгода-год, когда ты поедешь за границу и попросишь рекомендацию у журналиста, с которым познакомился в Украине, и тогда это сработает. Ребята, которые приходили к нам и воспользовались возможностями, растут от ивента к ивенту, и это круто.

Есть ли у вас бенчмарки?

Алена: В этом году я посетила Eurosonic — масштабную европейскую конференцию, на которой выступает около 470 артистов и куда слетается порядка 5 000 заграничных делегатов со всего континента. Там продуманы все нюансы: начиная с того, как печатается твое имя на бейдже, заканчивая самой локацией и возможностями онлайн-платформы. Качество отобранных материалов, музыкантов — на космическом уровне, и хотелось бы походить на них, но стоит учитывать, что фестиваль проходит в Голландии уже 33-й год подряд. 

Кому необходимо прийти на конференцию? 

Алена: В первую очередь, конференция рассчитана на музыкантов и арт-менеджмент, одна из наших целей — образовать музыкальное комьюнити, потому что у нас нет образовательной институции, где адекватно можно получить практический опыт.

А маркетологам это зачем?

Алена: Музыка — товар, который окружает нас постоянно. Мы сидим в кафешке, играет музыка, кто-то на этом зарабатывает деньги. Музыку используют в онлайн-играх, в рекламных роликах. Ты приходишь в супермаркет, где играет фоновая музыка, которая стимулирует тебя тратить больше. 

Музыка — богатый инструмент работы с аудиторией, и соответственно, маркетологи должны знать, как работает эта индустрия и правильно использовать все ее возможности. 

Дарця: Небольшой спойлер — мы создаем нетворкинг, хотим перезнакомить работников украинской и зарубежной музыкальной индустрий — конференция будет интересна всем, кому нужны заграничные контракты. 

Как обстоят дела с музыкальной индустрией в Украине? В каком она состоянии? Что нужно изменить, улучшить?

Дарця: Во-первых, мне хочется, чтобы у нас было больше концертных площадок. Недавно мы были в норвежском Осланде и насчитали в этом городке 24 полноценных концертных площадки. Нехватка площадок заставляет наших музыкантов изощряться, делать концерты на крыше или в цирке.

Во-вторых, хотелось бы, чтобы музыкантов крутили. На сегодняшний день в Украине концертная деятельность —это основной источник доходов музыкантов. Роялти, лицензирование, к сожалению, все еще остаются вспомогательными инструментами.

В-третьих, мне хочется видеть меньше пассивности в артистах. У нас до сих пор есть отношение, что «есть я, есть моя музыка, кто-то ко мне придет и кто-то будет знать, что делать с моей музыкой». Это не так. Артист прежде всего должен сам понимать, куда он движется, что с ним происходит, какие у него планы. И ему могут помогать, усиливать его потенциал, но не определять его в развитии.

Алена: Музыканты сейчас вкладывают достаточно денег в хорошую запись. Ок, у тебя есть красивый продукт, но как его представить публике, кто твоя ЦА, какими инструментами ты достучишься до нее, как сделаешь так, чтобы тебя услышали — мало кто об этом задумывается. Необходимо писать правильные релизы, правильно работать со СМИ, делать уникальные ивенты, работать с мерчем. Во всем мире музыканты зарабатывают столько же много на мерче, как и на концертах, потому что люди любят стильные футболочки, кепочки. Музыка —ядро творчества. И вокруг него есть вселенная возможностей, которые мало кто использует. 

На сегодняшний день в Украине концертная деятельность — это основной источник доходов музыкантов. Роялти, лицензирование, к сожалению, все еще остаются вспомогательными инструментами.

Напоследок, расскажите еще о фишках Music Conference Ukraine.

Алена: Некоторые все еще думают, что придут на конференцию и получат чек-лист, как стать знаменитым. Но, помимо воркшопов и дискуссионных панелей, у нас также будут интерактивные форматы. Первый —нетворкинг —это как спиддейтинг, только для бизнеса.

Дарця: Люди должны использовать пять минут и максимально классно презентовать себя. Вообще, нужно уметь даже за 10 секунд выдавать все, что тебе нужно.

Алена: Однажды на конференции один музыкант прошел две сессии нетворкинга, подошел ко мне и сказал, что все классно, только он ничего не успел рассказать за пять минут. Поэтому это тот навык, который обязательно нужно прокачивать, такой формат «‎насильных знакомств»‎ дает возможность не бояться презентовать себя.

Также музыканты могут анонимно присылать свои треки, у них есть возможность получить профессиональный фидбек от зарубежных спикеров.

И еще один формат, которым я горжусь, — mentorship session. Это возможность тет-а-тет на протяжении 45 минут пообщаться со спикером, получить, по сути, индивидуальную консультацию по музыкальной карьере.

Дарця: Фишка еще в том, что мы впервые в Украине поднимем тему «Женщины в музыке». С одной стороны, иногда кажется, что хрупкие женские плечи украинских артисток вытаскивают всю музыкальную индустрию. Но не все так хорошо — я сейчас делаю ресерч, и понимаю, что у нас тоже есть гендерные проблемы, которые нужно обговорить и найти методы их решения.