Иветта Деликатная: Если не хочешь быть чемпионом, ни на что не претендуй

Иветта Деликатная — основатель отраслевых ассоциаций UAPR, МАМИ, ВРК, сооснователь Ukrainian Crisis Media Centre, бывший руководитель Службы управления талантами коммуникационного холдинга Atlantic Group, лидер корпоративного университета Talentari, соучредитель танцевального комплекса Release Dance Complex. И еще — бывший чемпион по бальным танцам. Именно спорт, считает Иветта, научил ее "философии чемпиона". Delo.UA поговорило с Деликатной о роли танцев в карьере, а также о том, почему в Украине страдает сфера государственных коммуникаций, что такое нездоровые амбиции и почему сейчас трудно работать с талантливой молодежью.

 

В ходе недавно состоявшегося SHE Congress (конгресса успешных женщин) Вы представили интересную концепцию, согласно которой танцевальная и спортивная дисциплины напрямую влияют на будущий профессиональный успех человека. Расскажите об этом подробней.

 

Я встречала много попыток провести параллели межу спортом и профессиональным успехом. Много пишут о футболе и воспитании команды, о том, как это переносится на сферу бизнеса. Много пишут о балете, проводят режиссерские и театральные параллели. Очевидно, что в основе лежит одно и то же.

 

Речь идет о системе и дисциплине, без которой в спорте никуда. Для тренировки тебе приходится выполнять повторяющиеся задания, а для этого нужна сила воли, чувство ответственности. Лично мой пример — бальные танцы. Но любой человек, который серьезно занимался спортом, проведет точно такие же параллели со своим видом и найдет схожести.

 

Суть в том, что не важно, есть ли у тебя талант, главное — трудоспособность. Как говорят классики, ты можешь обладать стопроцентным талантом, но если у тебя нет девяноста девяти процентов трудоспособности, ничего ты с этим талантом не сделаешь. Я знаю множество примеров, когда шикарные, талантливые, звездные люди из-за лени и жалости к себе абсолютно ничего не добивались. В этом плане спорт хорош тем, что людей, которые по природе своей не дисциплинированы, он учит работать.

 

Расскажите о своей "Философии Чемпиона".

 

На Конгрессе я озвучила ряд цитат моего преподавателя бальных танцев Алексея Литвинова, которые касаются чемпионства. Их можно запросто переложить на бизнес. Сам Литвинов часто пользуется термином "чемпион". Согласно этому подходу, если хочешь быть чемпионом, в бальном классе ты обязан делать ряд очень конкретных вещей. А если не хочешь быть чемпионом, можешь этих вещей не делать, но зачем тогда приходить в класс? Эту концепцию я и назвала "Философия Чемпиона".

 

Вначале нужно определить приоритеты. Как говорил Литвинов, если танцы мешают школе, надо бросить школу. Меня очень удивляют постоянные разговоры о балансе работы и личной жизни. Конечно, работа занимает семьдесят процентов жизненного времени. Но зачем тогда выбираешь неинтересную тебе работу? Если не можешь ее найти в этой стране, уезжай. Если нет нужной тебе товарной категории — придумай. Если нет нужного бизнеса — создай. Если уж действительно нет у тебя на это способностей, тогда интересной должна быть твоя личная жизнь, хобби, достижения другого рода. И тогда ты действительно отбываешь на работе от звонка до звонка, а параллельно сидишь и думаешь, какая картошка выросла у тебя на даче. Это тоже нормально. Но эти люди не должны приходить и просить более высокую зарплату только потому, что работают в компании десять лет. Они не должны требовать карьерного роста, потому что ответственные и просто сидят в офисе с девяти до шести. В таком случае я говорю, что эти люди не должны ни на что претендовать.

 

Второе важное правило звучит так: если отдаешься работе, ты не можешь отдаваться ей в полутонах.

 

Алексей Литвинов не разрешал пропускать тренировки, если болеешь. Температура в 39 — не отговорка. То есть приходишь, у тебя полуобморок, но все равно сидишь на тренировке и смотришь, как тренируются остальные. Причиной неявки он называл только смерть или войну. Когда отдаешься чему-то, ты должен отдаваться целиком. А если отдался целиком, должен понимать, что предела совершенству нет. Есть примеры, когда люди становятся восьмикратными чемпионами мира. При этом навыки десятилетней давности сейчас выглядят смешно, постоянно происходит невероятный прогресс в физике человеческих возможностей: скорости, силе, технике. Что будет через двадцать лет, просто сложно представить. Поэтому, чтобы не отставать, работать надо на пределе.

 

Понятно, что дисциплина помогает достижениям. А что мешает?

 

Помимо отсутствия дисциплины, достижениям мешает снобизм. Он встречается сплошь и рядом. Последние 6 лет я в большей степени занималась тренингами, "пропустила" через них сотни молодых людей. Семьдесят процентов из них ничему научить уже нельзя. Они сидят на тренингах и думают: да что нового ты можешь мне рассказать? В этом проблема всей нашей страны. Куда бы ты ни пришел, все закатывают глаза и говорят: да что нового ты можешь мне рассказать? Это тоже ставит крест на росте и развитии.

 

Бальные танцы, как любой спорт, — достаточно коррупционные. Я часто спрашивала у Литвинова, ощущают ли дети с их незрелым сознанием, что за них договорились, что первое место досталось им нечестно и незаконно. Литвинов говорил, что дети это понимают и чувствуют, но выбор, что с этим дальше делать, остается за ними. Умные родители, особенно при поступлении в наши институты, не рассказывают детям, что помогли поступить. Если на каждом углу рассказывать, как и где дал взятку, это ребенка расхолаживает. Ребенок должен всего добиваться сам. Иначе он попадает в порочный круг. Если родители договариваются за ребенка, конечно, его картинка мира складывается неправильно.

 

Все, что Вы описываете в рамках "Философии Чемпиона", требует неисчерпаемого внутреннего ресурса. Но ведь есть такие вещи как эмоциональное выгорание, сезонная апатия, в конце концов. Как быть с этим?

 

Мне это абсолютно чуждо. Я не переживаю эмоциональных выгораний. Если бы мы жили на стабильном, развитом рынке, и все у нас было хорошо, я бы могла об этом говорить. А так смотришь вокруг и понимаешь, что есть еще огромная куча работы, много всего можно сделать. О каком эмоциональном выгорании в этом случае можно говорить? Понятно, в жизни существует некоторая периодичность. Мои жизненные периоды исчисляются пятью годами. Пять лет на одной должности, я уже сделала все, что могла, пора двигаться дальше. Но это не значит, что пять лет я просидела в одном и том же состоянии. Я развила ситуацию до бесконечных размеров, наполнила ее всем, чем можно наполнить, и тогда мне действительно становится скучно.

 

Но в этом случае я не сижу, не жду, что ко мне придет начальник и скажет, чем заняться дальше. Я сама смотрю по сторонам и думаю, какое бы еще приключение придумать на свою задницу.

 

Мы с моей коллегой Леной Лобовой шутим, что сами придумываем себе задачу, сами ее выполняем, сами себе отчитываемся, сами себя хвалим и идем искать новую. За последние полгода мы познакомились с целой новой для нас отраслью грантоедства, где добрая половина организаций (не все из их), которые в ней существуют, умеют только проводить исследования и очень красиво отчитываться. Бизнес-ответственность, нацеленность на реальный результат, а не процесс, ей чужда. Потому вся наша нынешняя деятельность построена исключительно на личной профессиональной ответственности и инициативе. Нас никто не заставляет делать те или иные активности. Сами придумали, сами и сделали.

 

А чем Вы сейчас занимаетесь?

 

Сейчас мы работаем при Кабинете Министров Украины в качестве консультантов по коммуникациям. Отвечаем за все коммуникации в рамках трех тем — переселенцы, децентрализация и энергетическая эффективность. Нам не подчиняются пресс-секретари профильных министерств. Мы можем только рекомендовать, направлять и помогать.

 

В государственном аппарате, должно быть, трудно найти общий язык с чиновниками? В конце концов, у людей из бизнеса и чиновников слегка разные подходы к ведению дел.

 

У нас несколько уникальная ситуация, потому что в Кабмине мы не подчиняемся никому. Будь иначе, мы на это не согласились бы, да и в таком случае происходило бы именно то, о чем Вы спрашиваете. Мы же находимся между Кабмином и донорами. Грубо говоря, в чистом виде нами никто не управляет. Конечно, у нас есть глобальные задачи, поставленными нам как Кабмином, так и донорами, но с точки зрения ежедневной активности мы работаем достаточно автономно. Под нашим управлением — собственная команда. И это комфортная ситуация. Наша рабочая динамика та же, что была в бизнесе, и даже местами больше, и на повестке дня огромное количество различных задач, которые нам очень интересно выполнять.

 

Многие удивляются, как можно было переключиться с брендов на глобальные темы. Но я считаю, настоящему маркетологу все равно, с чем работать, — с сосисками или имиджем страны. Многие политтехнологи закатывают глаза и хлопаются в обморок, они говорят: как можно, ведь есть разница, о сосисках речь или об имидже государства. Но маркетинговые законы работают для любого продукта, хоть для стула, хоть для космической ракеты, с оговоркой на нюансы.

 

А когда пересекаешься на каких-то встречах с пресс-секретарями профильных министерств, впечатления возникают разные. Я бы не сказала, что все негативные. Есть там люди, которые тоже переживают за дело и сильно болеют, они делают все в их компетенции. Будь они больше профессионально подкованы, делали бы больше. Но среди них есть и те, кому действительно все равно. Их пятьдесят на пятьдесят.

 

Оттого, на Ваш взгляд, и коммуникации в государстве страдают? Специалисты слабые?

 

Думаю, в этом вопросе причину и следствие нужно поменять местами. Проблема не в слабых специалистах. А в том, что важность коммуникаций государства дико недооценена. Хотя все, произошедшее в стране, случилось во многом по причине отсутствия коммуникаций и по вине активных коммуникаций российской стороны, выводов никто до сих пор не сделал. Естественно, в таком случае в эту сферу не приглашают топ-специалистов, не дают им достаточных полномочий внутри Министерства. Потому, проблема не в том, что специалисты слабые, а в отсутствии понимания сверху, что коммуникации, вообще-то, одна из ключевых задач.

 

Нынешняя истерика по поводу Министерства информации меня просто поражает. Ладно, не называйте его Министерством информации. Сама идея на уровне государства правильная. В нашей стране ничего не происходит с точки зрения идеологии и коммуникаций. О каком органе речь — министерстве, комитете, — не важно. Суть в том, что функции коммуникации должна быть придана важность. Сейчас все кричат насчет этого министерства, но неужели у нас в государстве все хорошо с коммуникациями? Вы видели где-нибудь идеологическую стратегию Украины? А ведь любое государство строится на идеологии. В Украине она есть? Нет. Кто ее должен разрабатывать? Специалисты по коммуникациям. А как ее разрабатывать? Что потом происходит с этими бесконечными визиями и проектами? Ничего. Должен существовать отдельный орган, который все это выполняет.

 

В решении нынешних задач Вы основываетесь на зарубежных примерах?

 

Первое дело, которое должен делать любой специалист, когда входит в любую тему (сосиска это или президент), — заводить папочку или файл, в которую будет собирать все кейсы, всю информацию об этой категории. С первого дня работы по нашим темам мы начали собирать все кейсы, которые попадались на пути, выделили отдельно функцию для менеджера собирать такого рода информацию. Надеюсь, в декабре состоится первая, а в январе — вторая сессия обмена знаниями. Потому что люди, работающие на стороне министерств, в жизни не смотрели на релевантные примеры из других стран. Мы эти примеры выберем, рассортируем, придадим им логику, и поделимся с остальными.

 

Сейчас любят сравнивать Украину и Израиль по разным категориям, особенно с точки зрения положения прифронтового государства.

 

По-хорошему, хотелось бы быть похожими на Израиль. Вспомните теорию ограничений. Ограничения заставляют человека быстрее бежать, лучше думать. Посмотрите, насколько в Израиле развита медицина, какие они патриоты. В наших магазинах, если взглянуть на полки, шпинат — израильский, клубника — израильская, руккола — тоже израильская. Этим примеры не исчерпываются. Дай нам бог быть такими, как Израиль, несмотря на все угрозы вокруг. Пусть наше положение также вынуждает нас быстрее бегать.

 

Все сейчас упоминают кризис. Но в прошлую пятницу в Ocean Plaza люди четыре часа не могли выехать из паркинга.

 

Это же смешно, о каком кризисе идет речь в такой ситуации? Я сегодня прошла по Михайловской площади, вся она загружена машинами сотрудников МИДа. И кто-то станет мне рассказывать, что чиновники средней и мелкой руки плохо получают? Под МИДом нет ни единой местной машины. Там стоят только очень хорошие иномарки, которые даже я не могу себе позволить. Сейчас также любят рассказывать о том, что всем плохо, что у всех нет работы. В выходные в супермаркете я видела объявление: требуются охранники, грузчики, кассиры. И где же наши переселенцы? Кому там не хватает работы?

 

Это потому что народ хочет только статусных работ?

 

Это из-за дикого уровня инфантилизма и неготовности брать на себя ответственность. Большая масса наших людей, включая молодежь, считает, что кто-то должен прийти и что-то ей дать. Государство, президент, Россия, — кто-нибудь должен прийти и что-нибудь сделать. Вот они сидят и ждут. Плюс у них есть корона на голове — как же это с высшим образованием пойти работать водителем. Ну, не иди работать водителем, открой свой бизнес. Но ведь это тяжело, нужно включить мозг, поработать десять часов в день, никто же не хочет этого делать.

 

Сейчас много говорят о том, что ребята, которые только заканчивают университеты, обладают целым рядом достоинств, но все равно остаются слабо образованными и в целом не умеют работать.

 

И добавьте сюда неимоверный уровень амбиций. Я согласна. Всегда есть процент людей-звездочек, они всегда были и всегда будут. Но сейчас наступила эра недозвезд со звездными амбициями. С одной стороны амбиции это неплохо, они заставляют бежать быстрее и прыгать выше. Но если раньше людей было легче учить, они были готовы учиться, понимали, что им чего-то не хватает, жадно все воспринимали, то сейчас… Конечно, они очень умные. Особенно в сфере digital. Они неплохо базово образованы. Но из-за своей ранней амбициозности они думают, что все уже умеют. Когда помимо профессии ты вынуждаешь их включиться в процедурный процесс, — нарисовать бюджет, спланировать кампанию, написать стратегию, — этого делать они уже не умеют. Но и слушать не хотят, как это делается. Тут у них происходит коллапс сознания, начинаются внутренние проблемы.

 

А Вы берете на работу таких амбициозных или стараетесь с ними не связываться?

 

Уровень амбиций должен быть здоровым. Отсутствие амбиций для этой страны — тоже большая проблема. Люди у нас попросту не хотят ничего добиваться, потому амбиции — это драйвер процессов. Но они должны быть адекватными. Имея выбор между перфектным, но вечным исполнителем, и недоучкой с амбициями, я бы выбрала последнего. Да, он быстрее от меня уйдет, но, по крайней мере, мне будет интересней с ним работать. Он быстро научится. Однако этот выбор исключает людей с нездоровыми амбициями.

 

У нас в Atlantic Group была сложная ситуация с такой девушкой: невероятно образована, прекрасный кругозор, эрудиция, но амбиции зашкаливали. Притом девочка была очень умной. Мы с ней носились, предлагали много разных опций, переструктурировали подразделение, три раза меняли ей должность, повышали зарплату, ожидая, что она поймет уровень ответственности. Все было бесполезно — она была всем недовольна и хотела большего. После этого случая я сделала вывод, что носиться с ними не надо. Если у тебя больные амбиции, иди делай свой бизнес, ковыряйся сам со своими желаниями, доказывай всем, но тренируйся на своих ошибках.

 

А как Вы определяете, что амбиции у человека нездоровые?

 

Они нездоровые, когда явно не соответствуют уровню человека. То есть когда он проговаривает вещи, которые явно не соответствуют его текущим возможностям и навыкам.

 

Когда человек кричит, что хочет больше ответственности и задач, но только сидит и требует: дайте мне вот это и поставьте это вот сюда. Когда он не гребет сам, но ожидает этого от других.

 

У нездоровых амбиций есть два признака — несоответствие запросов собственным навыкам и вовлечение многих людей в решение собственных проблем.

 

Дайте несколько основных советов тем, кто только начинает двигаться в карьере.

 

Первый совет — секрет успеха в трудоспособности. Меня никто не убедит в обратном. Сама я не считаю себя талантливым человеком. Я никогда не считала себя особо умной, я не гений математики, мне всегда с трудом давались точные науки, по крайней мере вокруг меня всегда были люди гораздо талантливее меня. Но меня отличала дикая трудоспособность. Я сидела, вгрызалась и не вставала, пока все не сделаю. И это меня вытащило. Работоспособность — наше все. Опять же, иногда видишь очень талантливых людей, но из-за лени и неумения собрать себя в одну кучу, из-за постоянно проблемных обстоятельств их талант просто пропадает. Потому, первейший секрет успеха — трудоспособность.

 

Второй совет — здоровая амбициозность, она должна быть. Третий совет — любознательность и широта кругозора. Люди, которые упираются в одну специальность и не видят мира вокруг, узкие специалисты, они проигрывают. Меня убивает отсутствие у людей интереса ко всему, что происходит вокруг, инертность, закрытость. А ведь все новые идеи, все новые бизнесы рождаются из синтеза самых разных непересекающихся отраслей, продуктов, процессов. Чем больше у тебя в голове набито, тем быстрее выйдешь на новую тему. Потому любознательность и кругозор необходимы однозначно. Вот три главных совета, а остальное приложится.

MMR