Анастасии Жук, новому директору по коммуникациям порта TIS и экс-PR-директору 1+1, мы задали всего один, но очень объёмный вопрос: «Вы были в пиаре медиа. Потом в журналистике. Между этим поучились сценарному мастерству в Нью-Йорке. В принципе, декрет, который последовал за обучением, мог бы стать отличной платформой для миграции во вне PR/журналистскую нишу. Ан нет! Зачем тогда это все было, и чем же вас так пленит пиар? И что с таким набором компетенций вы планируете делать к 2025 году?»

И вот ее ответ.

Все началось с дачи. Мне очень нужна была дача на лето, чтобы мой сын босиком ходил по чистой траве и накапливал иммунитет. Сколько там держится в организме пролактин? Крепчайшая мотивация, HR-ам на заметку.

А если по порядку, то в 2012 году я уволилась с должности PR-директора 1+1 и уехала учиться в Нью-Йорк. Мало кто поверил, что я сделала это находясь в здравом уме. Разве кто-то увольняется с телевидения по доброй воле? Решиться бросить яркую карьеру, которую в «Дьявол носит Prada» описывали емкой фразой «все хотят быть как мы, Эмили», мне помог покойный Вальдемар Дзики. Он сказал, что мои наброски сценариев — талантливы. И, сам того не подозревая, подарил мне уверенность, что я могу закончить бегать по потолку непредсказуемого мира большого телеканала, и обрести себя в творчестве. 

Решением поступить в Нью-Йоркскую киноакадемию я сильно горжусь. Это было гениально. Никакой роковой необходимости ответить себе самой на вопрос «Так ты теперь больше не пиарщик?! Ты навсегда ушла в кинематограф?!» я не ощущала тогда, и не ощущаю сейчас. Я жила на Манхэттене, мой телефон не трезвонил каждые 6 секунд, мне было хорошо. Делать что-то исключительно для себя — даже если это что-то дорого стоит и неразумно выглядит со стороны —лучшее, чем можно заниматься в жизни. Такой вывод я привезла из Америки.

Писать сценарии для кино, безусловно, увлекательно. Это большой красочный мир расслабленных людей, которые рассуждают о высоком и глубоко проживают каждую секунду бренного бытия. Но долго болтаться в воздухе — не мой путь. Это занятие не для человека, которому срочно нужна дача. 

Потом у меня было четыре работы, иногда пять. Дача тоже была. А потом мне написал Андрей Ставницер. Много ли вы знаете в Украине работодателей такого уровня? Я мало — от силы три. «Я ничего не понимаю в вашем бизнесе», — сказала я Андрею на собеседовании. Он ответил, что это очень хорошо. 

Если попытаться держать серьезную марку, и на самом деле сейчас поговорить об экспертизе, то я не вижу критичной разницы между коммуникациями в медиабизнесе или в транспортной сфере. В конечном итоге, все упирается в здравый смысл и способность принимать решения. Да, я пока что понимаю не все нюансы морских перевозок, но будем честны — как картинка из студии попадает на экраны в тысячи домов, я тоже не до конца понимаю.

Я работаю в TIS чуть меньше года, и это самые насыщенные месяцы моей жизни. На днях я вернулась из командировки, в которой познакомилась с Михаилом Жванецким и Борисом Гребенщиковым, разобралась в преимуществах контейнерных поездов, услышала, как звучит гудок десятка огромных пароходов, немного помогла волонтерам кормить пожилых людей и сделала еще около тысячи дел, которые никогда не делала раньше. Ничего особенного, просто пара дней в Одессе. 

Я знаю, как работают разные медиа и структуры, которые управляют медиа. Знаю, как создавать контент, что смотрят и читают люди. Сейчас я изнутри узнаю, как работает TIS. TIS мне нравится гораздо больше всего, что было раньше.

Закажите свежий номер MMR


Для оформления заказа заполните поля и нажмите кнопку «Отправить заявку»

ОФОРМИТЬ ГОДОВУЮ ПОДПИСКУ