Роман Розенгурт об участии в The Next Big Thing и ценности хороших историй

Как MMR, недавно группа компаний «1+1 медиа» объявила победителей конкурса идей для телевидения The Next Big Thing. Первое место разделили между собой две работы, одна из которых — сериал «Ковчег» Романа Розенгурта. MMR поговорил с ним о том, как молодому сценаристу пробиться на телевидение.

Романа Розенгурта нельзя в полной мере назвать начинающим автором, хотя сам себя он характеризует именно так. На его счету — несколько сотен скетчей для скетчкомов «6 кадров», «Даешь молодежь!» (Россия), «Записки беременной», «Красотки» (Украина). Психолог по образованию, он имеет за плечами КВН-овское прошлое, живет в Израиле и часто бывает по работе в России и Украине.

Как вы пришли в профессию телевизионного сценариста?

Я хорошо помню, что в восемь лет под воздействием книг Жюля Верна хотел стать писателем. Потом я к этой мечте довольно долго не возвращался. А писать начал, как и многие другие, после КВН, в котором играл два года.

Я начал пробиваться на телевидение: искал объявления, отправлял тестовые задания, обращался на каналы. Первые скетчи вышли в «Женской лиге» несколько лет назад. Потом писал сериал «Красотки». Затем познакомился с Павлом Поздняковым, продюсером компании «Гольфстрим», и стал писать для нее скетчи. Ну, и параллельно искал какие-то выходы на продюсеров, сценаристов.

Конечно, интереснее писать сериалы — в них, в отличие от скетчкомов, есть драматургия, «долгоиграющие» персонажи. Для сериалов я писал несколько вещей, которые пока не вышли и ждут своего часа. Также я работал с довольно известным сценаристом Кириллом Керзоком, одним из авторов «Интернов». Ничего из этого не получилось, но я у него многому научился. Писал с группой соавторов в сериал для СТС, эти разработки сейчас там лежат, ждут разрешения на дальнейшую работу. И еще одна моя разработка лежит на «Первом канале».

То есть то, что выходит в эфир — верхушка айсберга. Очень многое просто не доходит до экранов.

Что побудило вас принять участие в конкурсе The Next Big Thing? Вы ведь достаточно востребованы и имеете необходимые контакты.

Знаете, почему я считаю себя начинающим сценаристом? Потому что мне хочется сделать авторский проект на основе собственной идеи, полностью реализовать отдельный проект, а не писать отдельные кусочки под чью-то идею. И The Next Big Thing дает такой шанс.

Что касается «Ковчега», то была написана интересная заявка. В общем то, я ее уже предлагал каналу, и она нравилась, но потом все как-то зависло и никуда не пошло.

Регулярно можно услышать критику засилья КВН-щиков на ТВ. Как вы относитесь к такому положению вещей?

Я думаю, это вопрос времени. Что касается комедийных проектов, то тут КВН-щики очень полезны, так как у них мозги заточены на шутки, они умеют придумывать, быстро креативить. С другой стороны, этого недостаточно, чтобы создавать телевизионные проекты: нужно знание законов драматургии, жанров. У одних КВН-щиков получается перерасти свой опыт и создавать достойный продукт, у других — нет.

Ни в России, ни в Украине нет такой многолетней школы подготовки сценаристов, как, например, в США. Поэтому КВН — это хорошая школа, просто надо использовать КВН-овские навыки и учиться новому.

Вам нравится фильм «Адаптация»?

Я начинал смотреть, но там как-то все растянуто. То есть мне не хочется смотреть фильм только потому, что он о сценаристе. Мне интересно, когда на экране происходит экшен, какие-то повороты сюжета, а не когда герои рассуждают и занимаются самолюбованием.

Говорят, что в Голливуде 90% заявок, которые приходят, о сценаристах и о писателях. То есть каждый пишет о том, как он пишет. И это, мне кажется, не будет интересно обычному зрителю.

У вас есть какой-то допинг, чтобы придумывать идеи?

Дедлайн — хороший допинг, очень вдохновляет. Раньше, когда мы работали в КВН, нужно было создавать какую-то особую атмосферу, чтобы работать. А сейчас, чтобы придумывать, нужно просто сесть и начать писать. И даже если ни одной идеи в голове нет, в тот момент, когда я касаюсь клавиш, они сами приходят.

Как вы относитесь к формальным методикам креативного мышления? Используете ли их в своей работе?

Я отношусь к ним положительно, но не использую. Если совсем нечего писать, а надо, я просто начинаю писать, и оно пишется само. И спасибо, что так.

Я бы назвал это «набить руку». Я всем своим начинающим соавторам говорю: чем больше вы пишете, тем легче пишется.

В своем Андрей Коваль, программный директор канала «1+1», сетовал, что большинство поданных на The Next Big Thing заявок касались развлекательных проектов. И при этом практически никто не предлагал идеи документальных, публицистических программ. Как вы думаете, в чем причина? Конкурсанты опасались, что телеканал не выберет такой проект, видя, что сегодня телевидение делает упор исключительно на развлечения?

Честно говоря, у меня есть идея подобной программы, но я даже не думал ее отправлять.

Снять хороший документальный фильм стоит дорого. Намного проще сделать декорацию квартиры, посадить туда четырех героев, придумать смешной сценарий — и готово.

Хороший документальный фильм будет окупаться. Но снять его надо будет не хуже, чем это делают Discovery или National Geographic.

В этом году «Телетриумф» положительно оценил тенденцию появления сразу нескольких украинских детских каналов. Однако их руководители жалуются, что для них основная проблема — найти контент. В частности, в Украине не снимают мультфильмы. А для вас как для сценариста насколько привлекательна анимация?

Я когда-то интересовался мультфильмами, так как в них намного больше творческой свободы — можно намного больше всего придумывать. И услышал в ответ, что делать мультфильмы — очень дорого. Живые актеры намного дешевле, чем мультфильмы.

В тех странах, где рабочая сила стоит дорого, мне говорили, что появление компьютерной графики удешевляет съемки. В частности, руководитель одного из западноевропейских рекламных агентств как-то сказал: «Наверное, в Украине большие бюджеты на креатив: в рекламе очень много лиц живых людей».

Видимо, поэтому они и создают мультфильмы, от которых не только детям, но и взрослым невозможно оторваться.

В Израиле интересное телевидение?

Да, оно достаточно интересное. Если сравнивать комедийный контент России, Украины и Израиля, то в России и Украине очень много скетчкомов и это, скорее всего, следствие КВН-изации, потому что есть очень много людей, которые после КВН могут придумать сценку. И мало людей, которые могут придумать кино или сериал.

В Израиле же нет скетчкомов, зато есть качественные сериалы.

Сколько в Израиле телеканалов?

Мало. Есть три национальных, из которых один хороший, и несколько кабельных. Насколько я знаю, большинство израильских форматов продаются за границу, даже не выйдя в своей стране.

Если посмотреть любой боевик, снятый в 1980-е годы, то он покажется медленным. Говорят, что во всем виновато так называемое клиповое мышление современного человека. Каким образом стоит подстраивать контент под это мышление?

Поскольку информации в окружающем мире стало больше и обрабатывать ее надо намного быстрее, то контент должен быть более динамичным. Один из путей — делать красивую картинку, где что-то быстро двигается. Но при этом сценарий тоже остается важным. Несколько лет назад вышел фильм «12», который был достаточно успешным, но ведь в нем вообще нет никакой особой картинки: сидят 12 человек, и каждый рассказывает свою историю. Но смотреть интересно, потому что рассказана интересная история и играют хорошие актеры.

Стоит отметить, что истории элементарно дешевле. Проще заплатить несколько лишних тысяч сценаристу, чтобы он написал хорошую историю, чем делать мультипликацию, 3D и т. д. К тому же одно другому не мешает: если хорошая история будет сопровождаться хорошей картинкой, будет только лучше.

Недавно я пересмотрел фильм Чарли Чаплина «Цирк». Я ехал в поезде, окружающие спали, и поэтому со звуком нельзя было смотреть, так что я смотрел этот фильм даже без музыкального сопровождения. И все равно невозможно было удержаться от смеха, и было интересно, что произойдет дальше.

Кстати, если бы сегодня экранизировали древнегреческие истории, то оказалось бы, что в них масса трэша и чернухи. И они смотрелись бы очень современно.

MMR