Вчера Олег Томин, креативный директор BART and FINK, высказался о наболевшем и поразмышлял, почему в отрасли нет притока рекламистов, готовых работать за воду в кулере. Сегодня креативный директор GRAPE Ukraine Кирилл Чистяков сравнивает историю развития рекламы с пылесосами, отвечая на вопрос, ради чего работают креативщики. 

Иногда мне кажется, что история развития рекламы похожа на то, что произошло с пылесосами.

Когда-то пылесосы выглядели невероятно впечатляюще. Это было нечто. Они были гигантами. Размером с карету. Их перевозили лошади. Одним шлангом управляла четверка джентльменов в высоких цилиндрах и вицмундирах с позолоченными галунами. С улицы и через окно, с нарочитой помпой они позиционировали агрегат в особняках зажиточных горожан — лондонцев или, там, ньюйоркцев. С ревом включали бензиновый мотор. 

Тут же взлетали голуби, а кошки шипели и подымали хвост трубой. Так и вижу стоящего на перекрестке в свете газового фонаря мальчонку-газетчика. На нем кепка, в кармане у него пенс: «Вырасту и тоже стану пылесосером», — думает он. Тем временем пылесос снимался с места и величаво следовал в Букингемский дворец — нужно было к коронации очистить гобелены.

Иногда мне кажется, что история развития рекламы похожа на то, что произошло с пылесосами. 

Время шло, пылесосы уменьшались в размерах. Надо сказать, работали от этого даже лучше. Во всяком случае производили гораздо меньше грохота. Однако, задачи мельчали. Любая домохозяйка могла ими пользоваться, когда решит сама и не выходя из квартиры. Говорят, сегодня есть пылесосы-роботы. Некоторые убивают клещей. А еще у того самого парня на уроке алгебры есть очень маленький портативный пылесосик.

И это конец монополии на поглощение пыли, друзья. Конец нашей монополии на контент. 

Я еще застал те времена, когда можно было приехать в родной город и рассказать, что именно ты тот парень, который снял тот ролик для мобильщиков, в котором еще по небу летит и светится цифра «42», а собачка ее видит и смешно так наклоняет голову, а маленькая девочка от удивления выпускает надувной шарик. И, представьте, все этот ролик знали наизусть, да! А местная газета готова была выпустить заметку про пришедшего к успеху в столице земляка. 

O tempora, o mores. Теперь самый талантливый ролик, над которым вы работали полгода, разгромно проигрывает лайками еноту из любительского видео, снятого на телефон полчаса назад где-то в Вайоминге. Ваш ролик не обязательно вспомнят. Но не отчаивайтесь. Вы делаете свою работу хорошо. Просто она теперь не производит былого иерихонского, трубного ора. 

Сегодня реклама тиха, глохнет в отголосках соцсетей и далеко не всегда должна выглядеть, как реклама. Точно также, как пылесос — не обязательно пылесос.

То, что пылесосить больше не круто и за это платят меньше денег, не отменяет необходимости прибираться. Иногда мы забываем, что работаем мы не ради шума. Мы работаем для того, чтобы пыли не было.