Первое, что сделал Порошенко в #panamapapers — опубликовал у себя на странице в Facebook заявление о  том, что он «отошел от управления активами и поручил это дело консалтинговым и юридическим компаниям». Что само по себе дела не меняет,  а только оттягивает ответ. MMR узнал у политтехнолога Сергея Гайдая, почему Порошенко — не Шарапова, и что нужно сделать PR-команде президента для спасения его репутации. Напомним, сегодня специалист по коммуникациям Ярина Ключковская посоветовала людям с Банковой не заниматься стратегическим стриптизом и начать цивилизованную дискуссию про офшоры.

 

Почему Порошенко — не Шарапова?

Почему Порошенко не созвал срочную пресс-конференцию и не объяснил ситуацию — об этом нужно спрашивать у самого Порошенко. Но лично я считаю, что это было бы бесполезным действием. Журналисты не нашли ничего такого, что бы не было известно общественности. Вопросы общества о продаже бизнес-активов, о Липецкой фабрике, да и в целом о предпринимательской деятельности президента, существовали еще с момента его избрания. Эту проблему Петр Порошенко мог бы предусмотреть уже 20 раз. Тем более, он первый начал тему «я собираюсь играть по-честному, я продам свои активы». Он прекрасно понимал, что предпринимательская деятельность — то, что его утяжеляет, и жить с этой «гирей», будучи президентом, изначально непросто.

Созвать конференцию и выложить все начисто — так поступает человек, который прав, и который знает, почему он прав, и у него даже нет необходимости готовиться к конференции. У Порошенко другая ситуация. 

Вопрос предпринимательской деятельности Порошенко стоит давно, и он до сих пор на него не дал ответа, который бы удовлетворил общество. Но «пожар» уже тушить начали. Администрация уже предприняла первые шаги. Во-первых, они начинают доказывать, что слепой траст все-таки есть, и журналист ошибся, во-вторых, муссируется версия, что это было нужно для продажи актива, и будет придумываться еще много таких версий.

Как спасти репутацию президента, если общество уже успело нацепить ярлык «виновен»?

Начну издалека. Расследование Слідство.Інфо, благодаря параллелям с иловайской ситуацией, показали обществу, как бывает, если президент — предприниматель. Но этот эпизод не дает полноты картинки. Говорится только о том, что президент во время иловайской трагедии занимался организацией офшора и что это якобы объясняется необходимостью продажи траста.

Во-первых, офшорная деятельность не является незаконной, ее каждый из нас может вести. Т.е., если ты бизнесмен — ты имеешь право принять решение, что тебе неудобно иметь дело со своим государством (допустим, оно неадекватно берет налоги, ты беспокоишься о своих активах, которые могут отобрать, совершив рейдерскую атаку и т.д.) и вести бизнес через офшоры. Офшор позволяет уйти от налогов и платить их минимально офшору, ты продолжать быть владельцем, сложнодостижимым для украинского законодательства. Но наш президент занимается предпринимательской деятельностью, будучи президентом. И это юридический прецедент. А также морально-этический. Ведь когда ты становишься частью государства, когда от тебя зависит, какие правила игры (и для всех остальных предпринимателей в том числе) и как используются налоги — твоя цель как политика — ситуацию изменить к лучшему и сделать среду более комфортной для людей и бизнеса. И если человек, будучи президентом, продолжает уходить от налогов в своем государстве — то эта должность для него — не более чем попадание в ряд избранных. Государственная система, если он ничего не меняет (почему бы из Украины не сделать офшор?), его, получается, устраивает.

Вопрос не в том, что PR-щики не могут найти хороший удовлетворяющий общество ответ. Вопрос в самой ситуации. Как говорится, в ней нету хорошей игры. Ее невозможно объяснить.  

Во-вторых, надо тоже говорить, что у Порошенко работа с офшорами ведется столько, сколько он является крупным предпринимателем. Порошенко с 98-го года в политике, и с 98-го года он работает с офшорами. И его невыполненное обещание продать Рошен — не самая большая проблема. На самом деле нужно продавать активы, потому что его активы не ограничиваются Рошеном. Он является владельцем и совладельцем огромного количества бизнес-структур. Т.е. Порошенко нарушает закон с 1998 года — с тех самых пор, как он стал депутатом. 

В данном случае правильный политический выход лежит не в области PR, а в двух невероятных вещах для Порошенко (на которые он, по сути, не способен) — уйти в отставку и признать свою неправомочность занимать должность главнокомандующего. Второе — объявить военное положение и разорвать дипломатические отношения с Россией, которые поправду есть — а это очень навредит ему как бизнесмену и предпринимателю.