MMR продолжает с помощью экспертов оценивать репутационные риски Порошенко в #panamapapers. Уже высказали свое мнение Ярина Ключковская и политтехнолог Сергей Гайдай. Сегодня на вопросы MMR отвечали Ирина Петрив из Brandcom, Cергей Костюков из AG Communications и Орест Вачков из FRESHPR.

Ірина Петрів, виконавчий директор Brandcom: 

Чому Порошенко — не Шарапова?

У Шарапової склалася зовсім інша ситуація. Спортсменка публічно визнала провину, й з точки зору комунікацій все продумано відпрацювала. Комунікація пройшла за чітким продуманим планом: анонсування прес-конференції, її трансляція, велась постійна робота з реакцією професійної спільноти і вболівальників. Доповнений емоціями план спрацював: в мережі на захист тенісистки згуртувалися тисячі вболівальників — #IStandWithMaria, #LetMariaPlay. Порошенко ж потрапив в історію, до якої не був готовий, й час зіграв не на його користь. Офіційна позиція прозвучала тільки вчора після обіду, коли ярлик «ВИНЕН» уже навіть візуалізували у фотожабах.
 

Порошенко потрапив в історію, до якої не був готовий, й час зіграв не на його користь.

Репутацію президента ще можна врятувати? 

Петру Порошенку зараз потрібно максимально включитися в ситуацію, відійти від «стрілок» в сторону винних, навіть якщо насправді формально є люди, які повинні відповідати за результат. Потрібно максимально відкрито пояснити спільноті, що сталося, розібрати ситуацію від початку до кінця, продемонструвати свою відповідальність і вболівання за вирішення ситуації, учасником якої він уже став.

Юридична точка зору: винен — не винен?

Юридична сторона питання дуже складна. Але люди навряд чи будуть вчитуватися в довжелезний складний юридичний текст з поясненнями. Потрібна чітка, зрозуміла й коротка позиція, але в яку повірять.

Ну а поки що маємо таке: Банкова мовчить, інформаційне поле насичене негативом, хтось у цій ситуації відстоює власні інтереси, а хтось засмучує професійним рівнем. І я зараз не про Президента і його команду, бо вони залишились такими, якими й були.

Cергей Костюков, директор агентства маркетинговых коммуникаций AG Communications:

Почему Порошенко — не Шарапова?

Проблема выходит за пределы коммуникационной сферы и находится, преимущественно, в политической плоскости и традициях украинской политики. Потому вопрос, почему Порошенко – не Шарапова, неуместный. Когда у нас власть за что-то отчитывалась? За выполненное, невыполненное, накосяченное? Никогда, за редчайшим исключением.  

Чего стоит первая реакция на статью в The New York Times, заявление президента, что это – часть «гибридной войны» и атака персонально на него. То есть, гарант не считает, что он делает что-то неправильно. По его мнению, можно наобещать кучу всего, ничего не делать и ни перед кем не отчитываться. Мне кажется, в этой связи Банковая не станет что-либо предпринимать. Вопрос, как обычно, замнут.

Гарант не считает, что он делает что-то неправильно. Вопрос, как обычно, замнут. 

Репутацию Порошенко можно спасти?

Порошенко беспокоят конкретные цифры в социологических рейтингах, измеряющих отношение лично к нему и его политической силе, а не репутация. Я подозреваю, что новость об офшоре никак не отобразиться на этих рейтингах, поскольку за два года было сделано и сказано немало такого, что подрывало репутацию президента, но на рейтингах не особо сказывалось. Эта ситуация – всего лишь одна капля от того объема негатива, который накопился. Видимо, это его не волнует, потому спасать никто ничего не будет. Собственно, на президенте и так уже висит ярлык «болтун» — и ничего нового здесь нет.

Юридическая точка зрения: виновен — не виновен?

Любое приобретение активов за границей должно декларироваться и получать разрешение Национального Банка Украины и других регуляторов. Но я не могу это комментировать. В любом случае, вопрос не в юридическом аспекте, а в том, что президент как человек № 1 в стране должен подавать пример для бизнесменов, других политиков и граждан. И, если предположить, что действия президента юридически правильные и все формальности соблюдены, вопрос стоит о том, какой сигнал и какой пример он подает всем остальным, остается открытым. По моему мнению, крайне негативный. Выходит, что можно уклоняться от уплаты налогов, ничего не платить стране и не выполнять взятые лично на себя обязательства и обещания.  

Орест Вачков, руководитель FRESHPR:

Почему Порошенко — не Шарапова?

Дело в ставках. Идя на больший риск, можно заработать больше денег, но возрастет риск больше потерять. Шарапова выбрала меньший риск. Она не пошла ва-банк, не боролась за достигнутое положение вещей, не взялась опровергать все обвинения, чтобы сберечь status quo. Проведя пресс-конференцию, которая гарантированно сбережет имидж, она потеряла в деньгах в виде уменьшения доли контрактов (ведь было прогнозировано, что  сотрудничество с ней крупные торговые марки приостановят). Шарапова де-факто поменяла часть своего капитала на аннулирование репутационных рисков. Порошенко пошел другим путем – он таки сыграл, как говорят картежники, большой блайнд. Очевидно, предполагая или даже зная, что в колоде остались козыри, президент сказал однозначно: «Я не виновен». Правильный ли это ход – покажет время, ведь скандал только начался, и даже сам Порошенко дал понять, что последует ответ. Сейчас время играет ему на руку, и скоро мы увидим контраргумент, который уже тщательно готовится. Вопрос только в том, устроит ли он всех следящих за скандалом и сможет ли изменить публичное мнение. Лично я думаю, что да, ведь все-таки речь идет о работе команды профессионалов в коммуникациях.

Шарапова де-факто поменяла часть своего капитала на аннулирование репутационных рисков. Порошенко пошел другим путем – он таки сыграл, как говорят картежники, большой блайнд.  

Что же предпримет Банковая?

Думаю, ответ последует не сразу. Во-первых, со временем утихнут страсти, во-вторых, время позволит подготовить качественный ответ, в том числе и проанализировав риски, последующие после него. Скорее всего, ответ не будет очень громким, просто все ошибки сведутся на вину третьей стороны (типа ошибки менеджера, который был немедленно уволен или что-то похожее). Точно прогнозировать сложно. Однозначно, критики скажут: «Это же было время активных боевых действий». "Но причем здесь менеджер-финансист?», — им ответят. После муссирования темы осадок останется. Но, как я уже говорил, все просчитывается, и репутационный баланс в том числе.

Конечно же, у приверженцев «зрады» появится очередной повод пошуметь, у симпатиков политики Порошенко — аргумент для очередного акта адвокатуры. И говорить, что пропорция первых и вторых особо изменится, я б не стал. Как минимум, потому что это далеко не первый негатив в СМИ в сторону президента.

Как спасти репутацию Президента, если общество уже успело нацепить ярлык «виновен»?

Пока мы услышали только сторону обвинения. За скандалом следят не только критики, но и те, кто умеет слушать обе стороны. И я думаю, что таких большинство. Без преувеличения скажу, что у нас формируется страна устойчивых умов. Потому все зависит от ответа президента.

Закажите свежий номер MMR


Для оформления заказа заполните поля и нажмите кнопку «Отправить заявку»

ОФОРМИТЬ ГОДОВУЮ ПОДПИСКУ