Британские ученые (ну, вы их знаете) как-то доказали, что искусство лечит. Об этом писали и продолжают писать в журналах, эту тему обсуждают на всевозможных научных конференциях, но вот что именно оно лечит, и каким образом — до сих пор остается вопрос. Мы решили немного развить эту тему. В преддверии Kharkiv Design Weekend 2, который поддерживает MMR, редакция поговорила со спикерами мероприятия о том, какие боли лечит самая визуальная из коммуникаций — дизайн. Конечно же, речь пойдет не о физических болях, если что.

Кирилл Нагорный, помощник Мони в маркетинговое бюро Monya Gets

Дизайн — один из главных помощников маркетинга. Он «собирает» в голове человека такое понятие как бренд. А поскольку маркетинг борется за узнаваемость и лояльность, то боль в этом случае — это неузнаваемость марки и отсутствии какого-либо отношения к ней. Например, творог с изюмом из брендированной упаковки и купленный на базаре на вкус примерно одинаков. Но ведь мы живем в современном мире и понимаем, что есть разные типы потребления, один из них — потребление знакомых продуктов. В этой связи компания хочет вылечить с помощью дизайна боль узнаваемости. «Ты узнаешь ее из тысячи» — такая песня должна звучать, когда мы говорим об этом. Правда, вместо ароматов гладиолусов, здесь упаковка, знак, бренд.

Антон Иванов, блудный сын Banda Agency

Боли всегда разные, смотря о каком дизайне речь. Если рассматривать дизайн как подход к мышлению, то с его помощью в мире лечат боли логистики, системы образования, экологии и даже физическую боль новорожденных в Африке. Мы же пока решаем только коммерческие боли наших клиентов, но у меня есть уверенность, что это всего лишь тренировка. Украина только начинает делать первые шаги в дизайне и уже через 5-10 лет индустрия будет намного интереснее.

Максим Лесняк, креативный директор и управляющий партнер Milk Branding

В моем мире нет точек боли, которые лечит дизайн, скорее это некие цели, достигаемые с его помощью. Ведь дизайн — это часть маркетингового процесса. Он решает коммуникационные, имиджевые и различные другие задачи. Внутри этого могут быть какие-то точки боли, связанные с его неэффективностью как инструмента. Если, допустим, дизайн плохой, он мешает продаваться, в таком случае именно это и является болью для моего клиента, которую мы лечим с помощью дизайна. Предполагаю, что, задавая этот вопрос, вы ставите во главу угла эстетическую ценность дизайна. Так уж вышло, что Украина — это страна с достаточно низким уровнем визуальной культуры. И кто-то может назвать болью именно этот фактор. Для меня же это не боль, а часть большого пути, который мы проходим. И за 20 лет своего профессионального опыта я вижу качественные изменения, что, безусловно, не может не радовать.

Виталина Лопухина, арт-директор и сооснователь VikaVita

Глобальный и хороший дизайн, прежде всего, массово лечит человечество от безвкусицы. Это уже большое дело. Но не все дизайнеры способны на это. Локально же, дизайн спасает дизайнера от безработицы.

Ирина Таранова, сооснователь дизайн-студии theBand

Дизайн не лечит, он помогает упорядочить, структурировать и создать эстетически привлекательный понятный для потребителя продукт. Я убеждена, что хороший дизайн не должен создаваться ради себя самого, он должен иметь какую-то цель, выполнять определенную функцию, пусть даже и самую простую (например, закрыть дыру в стене). И дизайнер должен это понимать, осознавать, что главная наша задача — профессионально помочь людям в решении их задач.

Дмитрий Алимов, Dudes in Jacket (Arriba)

Хороший дизайн, наверное, делает тебя лучше. Я вот не могу назвать себя хорошим дизайнером. Я всё ещё учусь, а потому для меня в порядке вещей, когда мне говорят: «А давай нарисуем Барби-Бафомёта, которая оторвала Кену голову», а я отвечаю: «Ок, только давай сделаем ещё и пентаграмму из частей его тела, чтоб по композиции нормально было». Потом это печатается, и все мы занимаемся своими делами дальше. А если серьезно, я понятия не имею, какие боли лечит дизайн. В моём понимании, есть боль физическая, и тут дизайн может помочь в качестве удобной ручки, за которую ты будешь браться, чтоб встать с кровати после операции. Хотя зачастую в таких случаях тебе в принципе неважно, какой у этой ручки будет дизайн. Вот вам и разница. С одной стороны — Барби-Бафомёт в пентаграме из Кена, которая въедается тебе в сетчатку. С другой — ручка в операционной, о существовании которой ты даже не должен подозревать, и ей просто нужно быть удобной. В общем, всё очень субъективно.

Закажите свежий номер MMR


Для оформления заказа заполните поля и нажмите кнопку «Отправить заявку»

ОФОРМИТЬ ГОДОВУЮ ПОДПИСКУ