Евгении Поддубной-Смирновой удалось сочетать в своей профессиональной деятельности два направления — PR в Carlsberg Ukraine и развитие направления по взаимодействию бизнеса с органами власти в этой самой компании, а также преподавание основ коммуникаций с госструктурами в GR Academy. Как это удается, в чем кардинальное отличие разных типов коммуникаций и какие инструменты релевантны для обеих сфер — мы расспросили Евгению в эксклюзивном интервью. Узнать еще больше вы сможете 16 марта на PR-марафон #6: Fusion, где Евгения выступит спикером.

Все знают, кто сформировал PR ХХ века — такие люди как Бернейс и Айви Ли с их открытиями. А кто или что сформировал коммуникации ХХІ века и последних 5 лет? Человек, тренд, явление. 

Сначала думала загуглить — а кто же? Потом поняла, что это будет нечестно и неправильно. PR изначально не был моим основным направлением работы. Поэтому, когда я начала заниматься PR параллельно с GR, действовала в уже сформированном контексте коммуникаций. У меня не было времени на «матчасть». Но если говорить о явлениях, я бы назвала глобализацию, ускорившиеся инновации и диджитализацию, а также более требовательного потребителя и его быстро меняющиеся предпочтения. Важный тренд последних 5 лет, на мой взгляд — социальная ответственность. 

Какие инструменты коммуникаций из других сфер (госструктуры, NGO, шоу-бизнес и т.д.) PR релевантны и в вашей работе? 

PR — это коммуникация со внешним миром. И мы должны говорить на языке этого внешнего мира. Чтобы быть в тренде и соответствовать ожиданиям общественности, необходимо инкорпорировать все доступные инструменты коммуникаций из смежных сфер. Быть адаптивным: понимать общеполитическую и экономическую адженду, брать в союзники NGO, особенно, в части общих интересов и социальной ответственности, а также привлекать в коммуникации ключевых лидеров мнений. 

Чем PR коммерческих компаний отличается от коммуникаций госструктур? Одно самое радикальное отличие. 

Я бы назвала «подвижность», меньшую бюрократию. Другими словами, PR в бизнесе — это более живой организм. Тем не менее, если посмотреть на стиль коммуникации Кабмина за последние пару лет, тенденция меняется. 

Как возникла GR Academy? 

GR в Украине — новое явление, которое на радаре есть, но еще не до конца проявило и спозиционировало себя. Мы решили объединить более опытных и начинающих специалистов в области коммуникаций с госорганами в отдельную платформу и развивать это направление на основах прозрачности и ответственности.

Кому бы из профи в PR вы бы рекомендовали раскрыть для себя и GR? 

На мой взгляд, GR хоть и отдельное направление, но во многом находится на стыке PR и legal, плюс аналитика. Советовала бы попробовать себя в GR тем специалистам из PR, которые хорошо знают изнутри свой бизнес и отрасль, работают с аналитикой компании и внешними данными. Госорганы — это тоже ЦА корпоративных коммуникаций, просто нужно научиться говорить на их языке. 

Почему эта сфера может стать отличным направлением профессионального взросления? 

GR активно трансформируется и развивается в Украине. И сегодня многие компании, которые умеют правильно объединять и согласовывать между собой коммуникации с общественностью и коммуникации с госорганами, достигают успеха. В своей презентации я на примере расскажу о паре успешных кейсов GR-проектов через инструменты PR. 

Назовите топ-5 GR-профи в стране. 

Было бы неправильно субъективно ранжировать коллег GR-щиков. Но один из тех, на чей уровень однозначно стоит ровняться – Ярослав Железняк, советник Премьера и Министра экономики по связям с парламентом. Отдельно также выделила бы коллег из Kyivstar, Philip Morris и AmCham.

Что бы вы назвали кейсом вашей жизни? И речь сейчас не только о работе. 

Это сложный вопрос. Но если брать во внимание весь жизненный опыт и кейсы, как его составляющие, я бы выделила свое шведское образование в сфере политологии. И тот факт, что, получив диплом, я ни разу не сомневалась, что хочу вернуться в Украину. Это было правильное решение.