Многие пытались создать прибыльное онлайн-радио в Украине, но лишь «Аристократы» смогли первыми показать достойный уровень не только в количестве аудитории, но и в качестве продукта. Обсуждая приход 3G, сооснователи онлайн-радио Ярослав Лодыгин, Данила Хомутовский и Лера Чачибая рассказали, в каком состоянии находится медиарынок сегодня, и каких изменений стоит ожидать в будущем. Разговор вышел обстоятельным, но из песни слов не выкинешь...

Как на развитие радио повлияет 3G? Во что это выльется, по-вашему?

Ярослав Лодыгин: Как технология передачи, которая передает какой-то аудио-контент, это сильно повлияет на радио. Раньше мы слушали только благодаря сигналу с вышек, благодаря передатчикам в машине и это определяет культуру потребления радио.

По данным GFK, это 15 минут в машине на работу и обратно. Ты приходишь на работу, а у тебя нет радиоприемника. И тут мы видим еще одну проблему — наши украинские радиостанции не очень дружны с интернетом, а некоторые популярные станции обновляли сайты в начале…

Данила Хомутовский: Века!

Ярослав Лодыгин: Реально, в начале века. У нас, наверное, две сетевые радиостанции имеют приложение для смартфона. Если не ошибаюсь — Рокс и Люкс. Это нужно уточнить. 

Еще KISS FM.

Но их совсем немного. Опять-таки, это определяет культуру и привычку потребления радио.

В этом плане наше радио отличается тем, что нас не слушают в машинах. Падение наших рейтингов появляется как раз в момент утреннего и вечернего драйва. Наши же пики, наоборот — когда люди находятся в офисе и дома.

По факту, это уже измененная культура потребления, ведь у всех есть ноутбук, чтобы послушать радио в офисе или дома. А с внедрением 3G ты можешь слушать радио где угодно — на вылазке, на шашлыках. Это как если бы всю Украину покрыли Wi-Fi. И те, кто приспособлен, станции, которые дают возможность людям потреблять через смартфоны, приложения и сайт — эти станции будут расти.

Данила Хомутовский: Появление 3G, скорее всего, не произведет одномоментно революции в потреблении радио как медиа.

Ярослав Лодыгин: Потреблении чего угодно.

Данила Хомутовский: А сделает вот что — сначала туда придут наши слушатели. Ведь они на «ты» с интернетом, у них есть все гаджеты. Они попробуют это на себе и будут распространять эту идею. Если это окажется удобно, легко и не очень дорого — тогда разойдется широко. Но все это зависит от 3G, которое мы получим.

Лера Чачибая: Очевидно, что технологически это создаст еще один эпохальный переход от аналога к цифре. А значит, мы переживем еще одну важнейшую веху в истории цивилизации, и она, наконец, коснется радио. Я с нетерпением жду того, как традиционный ФМ начнет бороться за себя во все более ожесточающихся условиях. 

Ведь теперь конкурентами будут не ребята «из твоего клуба», у которых есть капиталы и связи на закупку лицензии-передатчика и прочих элитарных (архаичных) вещей 

Теперь каждая талантливая команда может реализовать свою собственную фантазию на тему «радио». Думаю, мы придем, рано или поздно, и к упразднению коммерческого FM вещания, как это планируют сделать в Норвегии. Дорогостоящее, архаичное, часто коррумпированное — я бы не поставила на него и пенни. 

На iForum’e озвучивали данные, что всего 25% использует смартфоны в Украине, которые даже не все приспособлены к 3G.

Ярослав Лодыгин: Это довольно-таки много. Ведь радио — это только одна из форм использования 3G. То же самое произойдет и с видео. Ведь теперь мы сможем смотреть телевизор, youtube. Мы откроем для себя целый мир приложений, которые подвязаны только к 3G, и могли использоваться только с Wi-Fi. Если взять, к примеру, приложение Periscope, которое позволяет транслировать все, что угодно, то сейчас мы можем это делать только в зоне Wi-Fi. 

C новой технологией нам не нужно ездить как журналистам «Громадського» с большими передатчиками. Все, что нам нужно — это телефон. И тут, самое главное, тоже будет зарождаться эта культура. 

Фото: Ольга Иванова (для Style Insider)

Много вас слушают через мобильные устройства?

Ярослав Лодыгин: По статистике ВКонтакте где-то 20% из всех людей нас слушает с мобильных устройств. В основном, это ноутбук дома или в офисе. 

А что по поводу средней длительности прослушивания? Читали раньше, что было 117 минут.

Ярослав Лодыгин: Сейчас 95 минут. 

Вы стали пионерами успешного онлайн-радио в Украине. Как думаете, все будут уходить в веб еще быстрее?

Ярослав Лодыгин: Понятно, что мы отстаем очень сильно. Если включить любое радио BBC и послушать их джинглы, то они будут говорить: «Слушайте нас в цифре и на такой-то частоте». Даже Британия переходит на полный диджитал. 

Автопром переходит, потому что они понимают, что нужно встраивать диджитал приемники. И тут только так будет все развиваться. Это чистая экономика.

Чтобы открыть FM частоту в одном городе, нужно заплатить приблизительно 100–150 тысяч за каждую частоту в год. Плюс уставной капитал в размере миллиона гривен. Это подтвердит твою платежеспособность на протяжении года, пока ты пользуешься частотой. 

В итоге, если ты хочешь построить нормальную радио-сеть по Украине, а для этого тебе нужно 20–30 частот, то тебе это обойдется в 20 миллионов в год. А у нас тут только затраты на технику. Если у тебя нет сети на 20 городов, то ты маленькая локальная станция, у тебя маленький локальный бюджет. У нас же, на Аристократах, сейчас реклама дороже, чем на некоторых FM радиостанциях. И как выживать в таких условиях? Ну… чистая экономика. Со временем люди просто смекнут, что им будет дешевле развивать свои смартфоны, отказываться от частот, перестать арендовать эти частоты.

Возможно, только государство будет заинтересовано в FM покрытии своих государственных станций или таких, как радио «Вести», которые преследуют не коммерческие цели, а политические. 

Через пять лет в Америке предсказывают смерть FM-вещания

Данила Хомутовский: Еще один нюанс — люди, которым доступен интернет и 3G, это определенный класс и он весьма привлекателен для рекламодателей. Эти люди образованы, они могут позволить купить себе 3G, смартфон, товары этого спонсора, бренда, рекламодателя. А FM — это греем воздух, облака своим излучением.

Ярослав Лодыгин: Это все сразу и непонятно что.

Данила Хомутовский: Кто там включился? Кто-то включился и дай Бог.

Ярослав Лодыгин: Никто не знает. Мы, люди на рынке радио и телевидения, привыкли. Понятно почему, так как нужно хоть на какие-то измерения опираться. В радио измерения больше похожи на гороскоп. Потому что методы измерения — это прошлый век. Никакой точности в этих измерениях нельзя достичь. Сейчас это звонки: «Что вы слушали вчера? Что вы слушали неделю назад?». Да я не помню…

Данила Хомутовский: Используя социологию, они считают, что опросив определенное количество респондентов случайным образом и получив какую-то пропорцию, они эту пропорцию транспонируют на все население, которое покрывает этот датчик. И получаются такие допущения на допущениях.

Лера Чачибая: К тому же, не забывайте, опрос построен таким образом, будто, специально нужно обойти средний класс и интеллигенцию. Эти люди не станут заполнять так называемые радио дневники и не будут терпеливо отвечать на вопросы о том, что они слушали в своем автомобиле вчера по дороге из загородного теннисного клуба. И именно по этой причине мы имеем десятки лет подряд в лидерах всех рейтингов FM радио явления типа «Шансон», «Хит ФМ», «Русское» и прочее радио для народа. Это катастрофически негативно сказывается на развитии радио для образованных и умных. Оно всю свою историю в Украине выживает в несправедливо скроенных обстоятельствах.

Ярослав Лодыгин: А в регионах там вообще нет измерений. Их не меряют просто. Я вот, сколько лет работал в Харькове, то на ТВ нет измерений. Там один канал из 7-ми может получать хоть какие-то данные. Все закрывают на это глаза. Какие бы не были скандалы на телерынке с подкупленными людьми среди тех, кто делает измерения, все равно все едят. А как иначе?

А вот с диджиталом все очень просто — мы можем точно давать портрет аудитории, количественные показатели очень точные. Мы можем конкретно знать, сколько людей нас послушало час назад, в этом часу, неделю назад. Вплоть до часа, пользуясь понятными для всех на диджитал рынке инструментами: Google Analytics, Facebook, VK, Twitter-аналитики. 

И как я понимаю, законодательно это онлайн радио никак не оформлено?

Ярослав Лодыгин: В законе пока что нет такой нормы, и она не появится, пока этот базарчик не станет рынком.

Данила Хомутовский: А рынок не станет супермаркетом.

Ярослав Лодыгин: Да. Который заинтересует государство.

Данила Хомутовский: Или пока мы не получим огромное влияние на людей, к примеру как Мустафа, чтобы собирать толпу людей. Когда мы получим такое влияние, тогда нас придется лицензировать. А зачем все это сейчас?

Ярослав Лодыгин: Мы каждую вечеринку столько собираем, как Мустафа собрал на Майдане. Не вижу в этом большой разницы.

Данила Хомутовский: Значит, нас пока не заметили.

Ярослав Лодыгин: Как не заметили? Сюда, на цифровое радио, приходят министры, замминистры, политики. Как только весь капитал с радиостанций перетечет в цифру и рекламные контракты возрастут, когда здесь будет 10 станций, которые вещают в подобной форме, и размер аудитории будет превышать миллионы — тогда и государство придет, начнет регулировать, давать всему этому определение. А сейчас для государства это сложно. Хотя мы платим налоги, мы оплачиваем лицензионный сбор за музыку, которую мы используем. В этом плане мы состоим в отношениях с государством.

Лера Чачибая: По сути, лицензирование радио в интернете уже существует. Сопоставляя логику выдачи лицензии на вещание в FM диапазоне, где, по сути, ты доказываешь свою вещательную состоятельность государству и оплачиваешь сервисы по передаче информации. Ты пользуешься госимуществом, и поэтому тебя на конкурсной основе государство и пытается контролировать. В интернете действуют другие законы. Это, по факту, «свободная зона». Регулирующую роль здесь выполняют не государства, а популярные платформы. Если ты не состоятелен, ты не будешь вещать на платформе Tune-In. Радио (А), к примеру, получило этот вид «лицензии» уже дважды. Если твое Приложение нестабильно или нарушает лицензионные права, ты не станешь в App-store и Google Play. И эти «лицензии» нами успешно получены. Такой вид лицензирования отвечает всем требованиям логики и законов интернета. 

Год назад в одном из интервью вы сказали: «Украинский медиабизнес не очищен. Но процесс пошел». Как сейчас обстоят дела?

Ярослав Лодыгин: Это наше интервью?

Да.

Ярослав Лодыгин: Я не помню, чего они касались, но грязи очень много. Даже  после Майдана не так много поменялось. Если говорить о радио, по новостям есть джинса, как и по ТВ. Опять-таки, с одной стороны, это как бы вещи общественные, политические, моральные, а с другой стороны — это экономика. Пока же украинское медиа строится на политических деньгах, на желании получить как можно больше людей в свою аудиторию. 

У нас ведь нет ни одного прибыльного медиа. Все телеканалы, газеты, радио на дотациях. Кто им дает деньги? Зачем он дает деньги? 

Из года в год они теряют деньги на всем этом для того, чтобы манипулировать массами. Для того, чтобы люди ходили на выборы голосовать. За тех, кого они видят по телевизору. В этом смысле — это грязь.

В основном, все делается для массовой аудитории, а она в своих вкусах весьма приземленная. Им дают не то, что они могут полюбить, а то, что они уже любят. А это ведет к деградации, к ситуациям которые произошли в прошлом году — к революциям, к социальным потрясениям. Это превращает журналиста и человека, который работает в медиа, в безответственную фигуру, которая обслуживает политические интересы, своих хозяев, ну и, в конце концов, приводит к войнам в том числе.

К чему я все это? Пока всё медиа не будет построено по экономическим законам, ничего толкового не будет. Ну, вот как мы — нас слушают 300 тыс. человек. Эта аудитория заинтересовала определенное количество рекламодателей, которые могут дать условные 100 копеек, хоть какое-то количество денег. Мы получаем все эти 100 копеек, вычитаем все расходы и можем на оставшиеся 5 копеек сделать следующий шаг. К примеру, купить камеру.

Это наша рентабельность. И то, у нас очень весомая часть производства на волонтерской основе. Сейчас это радио производит около 80 человек. У нас 38 шоу и это больше чем на радио «Вести», «Эхо Москвы». По экономическим законам, по рыночном законам такое делать нельзя. Без волонтерства это не сделать. В общем, пока это не будет экономикой, пока мы не будем зарабатывать столько, чтобы продолжать развиваться, медиа будет грязным, неэффективным и будет приводить к войнам. 

Ну, с чего-то надо начинать, ведь если будут все только гнаться за деньгами…

Ярослав Лодыгин: Ну, мы решили, что будем шаг за шагом развиваться.

Данила Хомутовский: Как раз не гнаться за деньгами. Мы ведь все это начали, чтобы зарабатывать деньги. А вот те, которые существуют сейчас и существовали до нас, там как раз не в деньгах было дело. Вот, к примеру, радио «Вести» — из публичной информации их бюджет на запуск составлял 90 с чем-то миллионов гривен. 

Ярослав Лодыгин: Ну, тут нужно проверить точную сумму, но это сумасшедшие деньги. Деньги, которые никогда на этом рынке не отобьются за счет рекламы.

Данила Хомутовский: Это ж сколько лет нужно продавать рекламу, чтобы все это отбить?

Ярослав Лодыгин: Ну, тогда очень просто — это не для того, чтобы вернуть деньги.

А вот у вас на радио порой играет джингл «Что мы ближе к BBC Radio 6»…

Ярослав Лодыгин: Это мы шутим.

Данила Хомутовский: Мы просто любим эту станцию.

Ярослав Лодыгин: Мысль конечно в том, что можно конкурировать с нашим окружением, но вариться в одном котле — ни к чему не приведет. Каждый раз, когда мы говорим касательно нашей страны, мы должны помнить, что мы глубоко провинциальная страна, которая отстает во всех технологиях, экономически, политически, культурно от лидеров этого мира. Это отражается во всех отраслях экономики и общества. При этом, если говорить о развлечениях или образовании, чем мы занимаемся на радио, то понимаем, что мы конкурируем с ноутбуком. Если мы в ноутбуке, то мы конкурируем со всем, что в нем есть. С игрой «Сапер». Тут мы выиграли конкуренцию. С игрой «Пасьянс» иногда опережаем. С «Доктор Хаус»…

Данила Хомутовский: Игра престолов.

Ярослав Лодыгин: Все, что делает Netflix и вкладывает туда десятки миллионов долларов. Мы с этим конкурируем потому, что каждый из нас может все это посмотреть так же легко, как и послушать наше радио. Мы конкурируем с этими ребятами. Если говорить о радио, то мы конкурируем в том числе с BBC, но уж точно не с Люкс FM. 

Наша аудитория не будет слушать Люкс FM. Скорее, если будет слушать радио, то будет слушать либо нас, либо какие-то лучшие мировые образцы, либо Spotify. С ними мы тоже конкурируем, как и с Tune In, как агрегатором радиостанций. Поэтому мы должны по всем направлениям их догнать. 

Раньше, если за рубежом основными были FM и интернет станции, то сейчас больше интернет и стриминг, как раз Spotify и iTunes.

Ярослав Лодыгин: Ну, на месте государства, я бы ни копейки не вкладывал в развитие ФМ и закрывал бы эти вышки и сдавал на металлолом как можно скорей.

Данила Хомутовский: Почему?

Ярослав Лодыгин: Это не выгодно. Это как вкладывать в прошлый век. 2015 год, а мы радуемся приходу 3G сети.

Данила Хомутовский: Ну, система оповещения должна работать. Но как инвестиционная база — нет.

Ярослав Лодыгин: Это все равно, что вкладывать в розеточное радио или паровозы. 

А какие дальнейшие планы на развитие радио? Сайты, приложения…

Ярослав Лодыгин: В этом сезоне мы готовим наш новый сайт. Главная цель — сделать такой продукт, который будут самым лучшим способом слушать и следить, открывать для себя новую музыку, людей, книги, события вокруг себя в Киеве, в Украине. Поэтому сайт и официальные приложения будут как раз на это направлены. Мы попытаемся собрать все самое лучшее, что есть. Что сделали Last FM, Tune In, Pandora, BBC. Мы попытаемся собрать все это в единый продукт и добавить еще наших придумок, которые мы сделали вместе с Klaxon Studio. 

Мы хотим создать идеальную систему прослушивания, которую собираемся экспортировать в другие страны вместе с технологией творческого производства того, что мы делаем здесь. Планируем максимально расширять нашу мультиплатформеность и становиться не только радиостанцией, но и телеканалом и журналом. Все эти направления ложатся на нашу философию, идеологию. Ты можешь подключиться к нам через музыку или через какого-то ведущего, гостя, которого ты знаешь. 

То есть, планируете полностью на все платформы?

А как иначе? Это философия 360. Сейчас все медиа мира развиваются в таком направлении. Нужно бить везде и сразу. Кто-то любит видео посмотреть, кто-то аудио послушать, где-то удобно почитать или просто twitter полистать. 

Закажите свежий номер MMR


Для оформления заказа заполните поля и нажмите кнопку «Отправить заявку»

ОФОРМИТЬ ГОДОВУЮ ПОДПИСКУ