Сегодня стало известно о выходе части команды SPN Communications Ukraine из-под крыла SPN Communications, которая имеет российские корни (у компании есть представительства в Москве, Санкт-Петербурге, Алматы и Киеве). Вот как комментирует это своевольное решение, инициированное украинским экс-гендиректором Илоной Степановой (Попенко), Андрей Баранников, генеральный директор SPN Communications. 

Андрей, как считаете, что спровоцировало уход команды?

Относительно сложившейся ситуации у меня никакого объяснения нет, так как SPN Communications никогда не планировал уходить с украинского рынка. Мы всегда стабильно работали, всегда выполняли свои обязательства перед сотрудниками, клиентами и партнерами и будем делать это и впредь. В этом контексте я бы не употреблял слово «команда». Часть команды уходит, часть — остается. Возможно, такое поведение можно объяснить «нечистоплотностью» отдельных представителей компании.

Какой процент сотрудников остается с вами и кто эти люди?

Точно процент назвать не могу, но в данной ситуации говорить о массовом исходе неверно. Из пяти руководителей двое продолжают работать — Татьяна Овсиенко (руководитель практики интегрированных коммуникаций SPN — MMR) и Евгений Бабич (руководитель практики корпоративных коммуникаций — MMR), в полном составе — отделы аналитики, мониторинга и back-офис. Т.е. ушли люди, которые решили, что они самостоятельны в своей работе. Я уважаю выбор каждого человека, но только в том случае, если сотрудник не предпринимает действий, направленных против текущего работодателя.

Прежде всего, эта история была для меня показательной с точки зрения поддержки со стороны старой команды SPN. Мгновенно отреагировал Алексей Малышев (это первый директор нашего киевского офиса, он как раз и нанимал на работу Илону Попенко) — он очень активно включился в эту ситуацию и сейчас вернулся в команду в качестве консультанта. Также вышли на связь люди, которые раньше работали в SPN. Они постоянно поддерживают контакт и помогают по мере возможности рекомендациями, поисками новых людей в команду. Т.е. старый-добрый костяк SPN Communications Ukraine в стороне от этой ситуации не остался. 

У нас и раньше случались подобные ситуации, хотя настолько массовых уходов не было. Но SPN уже 25 лет благодаря именно тому, что он стабилен, и уход одного или группы сотрудников не в состоянии на это повлиять.  

Илона Степанова (Попенко) объяснила этот уход тем, что ваше участие сводилось к двум формальным визитам в год, а также отсутствием инвестиций в развитие…

Я повторю то же самое, что сказал на общем собрании коллектива: акционеры редко беспокоят команду тогда, когда они этой команде доверяют. В данной ситуации Илона этим доверием злоупотребила. Илона Попенко — высококлассный квалифицированный специалист, и я никогда ничего плохого про ее профессиональные качества не скажу. Если говорить об этом поступке, то рынок расставит все по своим местам. Я уверен, что никакой стартап с неправды и некорректного поведения начинать нельзя. В данной ситуации я могу только сожалеть о случившемся и констатировать, что подобные ситуации на цивилизованном рынке происходить не должны. И каждая компания может в какой-то момент пострадать от такого неэтичного поведения. 

Касательно инвестиций — все запросы на инвестиции удовлетворялись.

Также в таком уходе есть некоторые юридические моменты, которые касаются Engine, но я воздержусь от комментариев, пусть это делают юристы. 

Была ли возможность management buy out?

Нет, такой вопрос не поднимался. Поэтому в данном случае такое поведение, как минимум, некорректное и бизнес-неэтичное. 

Какой процент клиентов в зоне риска? Они все с вами остаются или нет?

Я рассчитываю, что останутся все клиенты, но если какие-то потери и будут, то из-за дезинформации со стороны тех менеджеров, которые их непосредственно вели. Но международные и национальные клиенты следят за чистоплотностью в той области, в которой работают, поэтому это повод задуматься не только людям, работающим в PR, но и юристам, и людям, работающим в отделах закупок. Это нехороший прецедент. И я это говорю не из интересов команды SPN, хотя мы несем потери и это очевидно, а исходя из интересов рынка, потому что завтра подобная ситуация может еще с кем-то произойти. И в моих словах никакой политической подоплеки нет. 

Есть ли возможность бекапить проекты из офиса в Питере, пока здесь такая ситуация?

Мы так и поступили. Мы сейчас идем двумя путями. В Киеве постоянно находится несколько профильных сотрудников, в частности руководитель диджитал-направления Юлия Зыкина. Также в украинском офисе находится HR-директор группы Алена Лунькова, она активно общается с коллегами и претендентами на должности. С другой стороны, сейчас существенно помогают коллеги из старой команды SPN, как я уже говорил.

Какие планы на год в Украине?

Мы никуда не уходим. Как работали, так и будем продолжать работать. В том же офисе,  со всеми нашими клиентами, будем и дальше выигрывать тендеры, жить той жизнью, которой обычно живем. 

Закажите свежий номер MMR


Для оформления заказа заполните поля и нажмите кнопку «Отправить заявку»

ОФОРМИТЬ ГОДОВУЮ ПОДПИСКУ